БЕЗ СОГЛАСИЯ ПАЦИЕНТА ИЛИ ЕГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ МЕДИЦИНСКОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО ДОПУСКАЕТСЯ ПРИ ЗАБОЛЕВАНИИ

Оказание медицинской помощи (медицинское освидетельствование, госпитализация, наблюдение и изоляция) без согласия граждан или их законных представителей допускается в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, или лиц, совершивших общественно опасные деяния, на основаниях и в порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

Решение о проведении медицинского освидетельствования и наблюдения граждан без их согласия или согласия их законных представителей принимается врачом (консилиумом), а решение о госпитализации граждан без их согласия или согласия их законных представителей — судом.

Оказание медицинской помощи без согласия граждан или согласия их законных представителей, связанное с проведением противоэпидемических мероприятий, регламентируется санитарным законодательством.

Освидетельствование и госпитализация лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, проводятся без их согласия в порядке, устанавливаемом Законом Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

В отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния, могут быть применены принудительные меры медицинского характера на основаниях и в порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

Пребывание граждан в больничном учреждении продолжается до исчезновения оснований, по которым проведена госпитализация без их согласия, или по решению суда.

1. Сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну.

2. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 настоящей статьи.

3. Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях допускается с письменного согласия гражданина или его законного представителя. Согласие на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, может быть выражено также в информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство.

(часть 3 в ред. Федерального закона от 02.07.2021 N 315-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3.1. После смерти гражданина допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, супругу (супруге), близким родственникам (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушкам, бабушкам) либо иным лицам, указанным гражданином или его законным представителем в письменном согласии на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, или информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство, по их запросу, если гражданин или его законный представитель не запретил разглашение сведений, составляющих врачебную тайну.

(часть 3.1 введена Федеральным законом от 02.07.2021 N 315-ФЗ)

4. Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается:

1) в целях проведения медицинского обследования и лечения гражданина, который в результате своего состояния не способен выразить свою волю, с учетом положений пункта 1 части 9 статьи 20 настоящего Федерального закона;

2) при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;

3) по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно, а также в связи с исполнением осужденным обязанности пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию;

(в ред. Федеральных законов от 23.07.2013 N 205-ФЗ, от 01.04.2020 N 93-ФЗ)

3.1) в целях осуществления уполномоченными федеральными органами исполнительной власти контроля за исполнением лицами, признанными больными наркоманией либо потребляющими наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача либо новые потенциально опасные психоактивные вещества, возложенной на них при назначении административного наказания судом обязанности пройти лечение от наркомании, диагностику, профилактические мероприятия и (или) медицинскую реабилитацию;

(п. 3.1 введен Федеральным законом от 13.07.2015 N 230-ФЗ)

4) в случае оказания медицинской помощи несовершеннолетнему в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 20 настоящего Федерального закона, а также несовершеннолетнему, не достигшему возраста, установленного частью 2 статьи 54 настоящего Федерального закона, для информирования одного из его родителей или иного законного представителя;

5) в целях информирования органов внутренних дел:

а) о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий;

б) о поступлении пациента, который по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может сообщить данные о своей личности;

в) о смерти пациента, личность которого не установлена;

(п. 5 в ред. Федерального закона от 22.12.2020 N 438-ФЗ)

6) в целях проведения военно-врачебной экспертизы по запросам военных комиссариатов, кадровых служб и военно-врачебных (врачебно-летных) комиссий федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная и приравненная к ней служба;

(в ред. Федерального закона от 04.06.2014 N 145-ФЗ)

7) в целях расследования несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, а также несчастного случая с обучающимся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность, и в соответствии с частью 6 статьи 34.1 Федерального закона от 4 декабря 2007 года N 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» несчастного случая с лицом, проходящим спортивную подготовку и не состоящим в трудовых отношениях с физкультурно-спортивной организацией, не осуществляющей спортивной подготовки и являющейся заказчиком услуг по спортивной подготовке, во время прохождения таким лицом спортивной подготовки в организации, осуществляющей спортивную подготовку, в том числе во время его участия в спортивных соревнованиях, предусмотренных реализуемыми программами спортивной подготовки;

(в ред. Федеральных законов от 25.11.2013 N 317-ФЗ, от 06.04.2015 N 78-ФЗ)

8) при обмене информацией медицинскими организациями, в том числе размещенной в медицинских информационных системах, в целях оказания медицинской помощи с учетом требований законодательства Российской Федерации о персональных данных;

9) в целях осуществления учета и контроля в системе обязательного социального страхования;

10) в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом;

11) утратил силу. — Федеральный закон от 25.11.2013 N 317-ФЗ.

1. Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя на медицинское вмешательство на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи.

2. Информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство дает один из родителей или иной законный представитель в отношении:

1) лица, не достигшего возраста, установленного частью 5 статьи 47 и частью 2 статьи 54 настоящего Федерального закона, или лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, если такое лицо по своему состоянию не способно дать согласие на медицинское вмешательство;

2) несовершеннолетнего больного наркоманией при оказании ему наркологической помощи или при медицинском освидетельствовании несовершеннолетнего в целях установления состояния наркотического либо иного токсического опьянения (за исключением установленных законодательством Российской Федерации случаев приобретения несовершеннолетними полной дееспособности до достижения ими восемнадцатилетнего возраста).

3. Гражданин, один из родителей или иной законный представитель лица, указанного в части 2 настоящей статьи, имеют право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, предусмотренных частью 9 настоящей статьи. Законный представитель лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, осуществляет указанное право в случае, если такое лицо по своему состоянию не способно отказаться от медицинского вмешательства.

4. При отказе от медицинского вмешательства гражданину, одному из родителей или иному законному представителю лица, указанного в части 2 настоящей статьи, в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия такого отказа.

5. При отказе одного из родителей или иного законного представителя лица, указанного в части 2 настоящей статьи, либо законного представителя лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, от медицинского вмешательства, необходимого для спасения его жизни, медицинская организация имеет право обратиться в суд для защиты интересов такого лица. Законный представитель лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, извещает орган опеки и попечительства по месту жительства подопечного об отказе от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни подопечного, не позднее дня, следующего за днем этого отказа.

6. Лица, указанные в частях 1 и 2 настоящей статьи, для получения первичной медико-санитарной помощи при выборе врача и медицинской организации на срок их выбора дают информированное добровольное согласие на определенные виды медицинского вмешательства, которые включаются в перечень, устанавливаемый уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

7. Информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или отказ от медицинского вмешательства содержится в медицинской документации гражданина и оформляется в виде документа на бумажном носителе, подписанного гражданином, одним из родителей или иным законным представителем, медицинским работником, либо формируется в форме электронного документа, подписанного гражданином, одним из родителей или иным законным представителем с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи или простой электронной подписи посредством применения единой системы идентификации и аутентификации, а также медицинским работником с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи. Информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или отказ от медицинского вмешательства одного из родителей или иного законного представителя лица, указанного в части 2 настоящей статьи, может быть сформировано в форме электронного документа при наличии в медицинской документации пациента сведений о его законном представителе. При оформлении информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство гражданин или его законный представитель вправе определить лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья, в том числе после его смерти. Действие данных требований в отношении способа подписания информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство или отказа от медицинского вмешательства в форме электронного документа может быть изменено в отношении участников экспериментального правового режима в сфере цифровых инноваций в соответствии с программой экспериментального правового режима в сфере цифровых инноваций, утверждаемой в соответствии с Федеральным законом от 31 июля 2020 года N 258-ФЗ «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации».

(в ред. Федеральных законов от 29.07.2017 N 242-ФЗ, от 02.07.2021 N 315-ФЗ, от 02.07.2021 N 331-ФЗ)

8. Порядок дачи информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство и отказа от медицинского вмешательства, в том числе в отношении определенных видов медицинского вмешательства, форма информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство и форма отказа от медицинского вмешательства утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

9. Медицинское вмешательство без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя допускается:

1) если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю или отсутствуют законные представители (в отношении лиц, указанных в части 2 настоящей статьи);

2) в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих;

3) в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами;

4) в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния (преступления);

5) при проведении судебно-медицинской экспертизы и (или) судебно-психиатрической экспертизы;

6) при оказании паллиативной медицинской помощи, если состояние гражданина не позволяет выразить ему свою волю и отсутствует законный представитель.

(п. 6 введен Федеральным законом от 06.03.2019 N 18-ФЗ)

10. Решение о медицинском вмешательстве без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя принимается:

1) в случаях, указанных в пунктах 1 и 2 части 9 настоящей статьи, — консилиумом врачей, а в случае, если собрать консилиум невозможно, — непосредственно лечащим (дежурным) врачом с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента и последующим уведомлением должностных лиц медицинской организации (руководителя медицинской организации или руководителя отделения медицинской организации), гражданина, в отношении которого проведено медицинское вмешательство, одного из родителей или иного законного представителя лица, которое указано в части 2 настоящей статьи и в отношении которого проведено медицинское вмешательство, либо судом в случаях и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации;

2) в отношении лиц, указанных в пунктах 3 и 4 части 9 настоящей статьи, — судом в случаях и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации;

3) в случае, указанном в пункте 6 части 9 настоящей статьи, — врачебной комиссией либо, если собрать врачебную комиссию невозможно, — консилиумом врачей или непосредственно лечащим (дежурным) врачом с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента и последующим уведомлением должностных лиц медицинской организации (руководителя медицинской организации или руководителя отделения медицинской организации), гражданина, в отношении которого проведено медицинское вмешательство, одного из родителей или иного законного представителя лица, которое указано в части 2 настоящей статьи и в отношении которого проведено медицинское вмешательство.

(п. 3 введен Федеральным законом от 06.03.2019 N 18-ФЗ)

11. К лицам, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры медицинского характера по основаниям и в порядке, которые установлены федеральным законом.

12. В случае оказания несовершеннолетнему медицинской помощи лечащий врач обязан проинформировать несовершеннолетнего, достигшего возраста, установленного частью 2 статьи 54 настоящего Федерального закона, одного из родителей или иного законного представителя несовершеннолетнего, не достигшего этого возраста, о применяемом лекарственном препарате, в том числе применяемом в соответствии с показателями (характеристиками) лекарственного препарата, не указанными в инструкции по его применению, о его безопасности, ожидаемой эффективности, степени риска для пациента, а также о действиях пациента в случае непредвиденных эффектов влияния лекарственного препарата на состояние здоровья пациента.

(часть 12 введена Федеральным законом от 30.12.2021 N 482-ФЗ)

Определение понятия, обзор судебной практики, возможности медицинского вмешательства без согласия гражданина или его законного представителя

М. И. Сироткина, юрист

Опубликовано в журнале:«Практика педиатра» № 2, 2021, стр. 43-47

Ключевые слова: добровольное информированное согласие, медицинское вмешательство, права пациента, принудительная госпитализация, закон об охране здоровьяРезюме. В статье дано определение информированного добровольного согласия, описаны его принципы и регулирование в международном и российском праве, приведены примеры из актуальной судебной практики по оформлению информированного добровольного согласия, затронуты вопросы возможности осуществления медицинского вмешательства без согласия гражданина. Для цитирования: Сироткина М. И. Информированное согласие: понятие, обзор судебной практики, возможности медицинского вмешательства без согласия гражданина или его законного представителя. Практика педиатра 2021;

:43-7.

Keywords: voluntary informed consent, medical intervention, patient rights, involuntary hospitalization, health protection lawSummary. The article provides a definition of the voluntary informed consent, describes its principles and regulation in international and Russian law, provides examples from current judicial practice on obtaining voluntary informed consent, touches on the possibility of medical intervention without the consent of a patient. For citation: Sirotkina M. I. Informed consent: definition, judicial practice, possibility of medical intervention without the consent of a citizen or his legal representative. Pediatrician’s Practice 2021;

:43-7. ( In Russ.)

I. ПонятиеДобровольное информированное согласие пациента на медицинское вмешательство является ключевым принципом защиты прав человека в области биомедицины. Такие принципы впервые четко закреплены в Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины (СЕД № 164, принята Комитетом министров Совета Европы 19.11.1996) (далее -Конвенция).

Так, в ст. 5 Конвенции указано общее правило, согласно которому:

— медицинское вмешательство может осуществляться лишь после того, как соответствующее лицо даст на это свое добровольное информированное согласие;- это лицо заранее получает соответствующую информацию о цели и характере вмешательства, а также о его последствиях и рисках;- это лицо может в любой момент беспрепятственно отозвать свое согласие.

В настоящий момент Российская Федерация не является участником Конвенции, однако российские суды при принятии решений могут учитывать решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), основанные на положениях Конвенции, о чем неоднократно высказывался Верховный суд РФ, а также Конституционный суд РФ1.

1 См. напр., постановление Конституционного суда РФ от 05.02.2007 № 2-П, постановление пленума Верховного суда РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении».

При этом указанный в Конвенции подход нашел свое отражение в российском законодательстве. Так, в ст. 20 «Информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и на отказ от медицинского вмешательства»2 федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ (ред. от 22.12.2020) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» указано, что необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя на медицинское вмешательство на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации:

— о целях и методах оказания медицинской помощи;- о связанном с ними риске;- о возможных вариантах медицинского вмешательства;- о его последствиях;- о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи.

2 Ч. 1 ст. 20 признана частично не соответствующей Конституции РФ в постановлении Конституционного суда РФ от 13.01.2020 № 1-П. О правовом регулировании до внесения соответствующих изменений см. п. 3 указанного постановления.

Таким образом, из текста закона следует, что согласие должно быть информированным и добровольным, и на практике это означает, во-первых, способность гражданина понять информацию, которую ему сообщает медицинский работник, и дееспособность гражданина в том смысле, который установлен действующим законодательством. При этом согласие пациента должно быть явно и четко сформулированным (в том числе в устной форме) — к такому выводу пришел ЕСПЧ. Так, нарушением прав пациента со стороны врачей он признал случаи, когда ребенку с тяжелой степенью инвалидности назначали диаморфин (наркотическое средство) для облегчения боли. Его мать в предварительных беседах с медицинскими работниками согласилась на такой способ лечения, но затем отказалась (постановление ЕСПЧ от 09.03.2004, жалоба № 61827/00)3.

3 Зеновина В. Эксперты рассказали, в чем состоит добровольное информированное согласие пациента на получение медицинских услуг.

Во-вторых, информирование должно быть надлежащим одновременно по содержанию и по форме: медицинский работник обязан сообщить пациенту объективные сведения о характере и возможных последствиях предлагаемого медицинского вмешательства и рассказать о его альтернативах до его осуществления. Сведения должны, в частности, касаться улучшения состояния пациента, которое может наступить в результате лечения, и рисков, связанных с лечением, причем не только характерных для этого типа вмешательства, но и обусловленных индивидуальными особенностями пациента, такими как его возраст или наличие нарушений здоровья.

Сообщаемая информация должна быть изложена на понятном пациенту или его законному представителю языке. Для облегчения ее понимания важно сообщить ее не только в устной, но и в письменной форме. Если ситуация не является чрезвычайной, заинтересованному лицу должно быть дано время для размышлений. Количество этого времени может меняться в зависимости от характера и последствий медицинского вмешательства. Намеренно не делается акцент на заполнении определенного бланка документа, потому что согласие — это не подпись на документе, а процесс, адаптированный под конкретную ситуацию. Подпись под документом, если пациент этот документ не читал и не понял его содержание либо не имел другого выбора, не гарантирует, что было получено надлежащее согласие на вмешательство4.

4 Михеденко А. Д. Перспектива Совета Европы: принцип добровольного информированного согласия в Конвенции Овьедо.

В соответствии с ч. 7 ст. 20 федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ добровольное информированное согласие на медицинское вмешательство содержится в медицинской документации гражданина и оформляется в виде:

— документа на бумажном носителе, подписанного гражданином (одним из законных представителей) и медицинским работником,- либо электронного документа, подписанного гражданином (одним из законных представителей) с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи или простой электронной подписи посредством применения ЕСИА, а также медицинским работником с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи.

При этом такое согласие одного из законных представителей может быть в форме электронного документа при наличии в медицинской документации пациента сведений о его законном представителе.

В-третьих, согласие должно быть добровольным, что исключает любые типы давления и угроз, в том числе давления в виде обещаний поощрения, а также обмана и сообщения недостоверных сведений о предстоящем медицинском вмешательстве и/или его последствиях. Добровольность согласия также подразумевает возможность отказа от ранее данного согласия, что предусмотрено ч. 3 ст. 20 федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ, согласно которой гражданин или его законный представитель имеют право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения. Законный представитель лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, пользуется указанным правом в случае, если такое лицо по своему состоянию не способно отказаться от медицинского вмешательства.

II. Судебная практикаВ настоящее время судебная практика по делам, касающимся нарушений в сфере надлежащего оформления добровольных информированных согласий, складывается в основном по двум направлениям:

1) дела, касающиеся возмещения территориальными фондами обязательного медицинского страхования и страховыми организациями расходов медицинских организаций на лечение граждан;2) дела о причинении вреда жизни и здоровью гражданам и взыскании в связи с этим убытков и морального вреда.

Как правило, в делах, касающихся возмещения территориальными фондами обязательного медицинского страхования и страховыми организациями расходов медицинских организаций на лечение граждан, территориальные фонды обязательного медицинского страхования указывают на отсутствие информированных согласий как основание для отказа в возмещении затраченных на оказание медицинской помощи сумм. Однако не всегда явное отсутствие отдельного информированного согласия является нарушением.

Так, Арбитражный суд Волго-Вятского округа5 рассмотрел дело ГБУ «Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Республики Коми». Это учреждение обратилось с кассационной жалобой, где просило отменить решения судов первой и апелляционной инстанций по удовлетворению заявления ГБУЗ «Коми республиканский перинатальный центр» о признании недействительным решения фонда в части уменьшения оплаты медицинской помощи на 9138 рублей 91 копейку по результатам экспертизы по трем случаям оказания медицинской помощи.

5 Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.12.2018 № Ф01-5895/2018 по делу № А29-9306/2017.

Согласно материалам дела, Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Республики Коми отказал в части возмещения расходов Коми республиканскому перинатальному центру, сославшись на отсутствие в трех медицинских картах информированного добровольного согласия пациентов на самостоятельные роды через естественные родовые пути при наличии осложнений.

В ходе рассмотрения дела суд установил, что необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача добровольного информированного согласия гражданина или его законного представителя на медицинское вмешательство, при этом единая форма такого согласия либо отказа от медицинского вмешательства в настоящее время не утверждена. Суд вышестоящей инстанции подтвердил, что суды нижестоящих инстанций верно исходили из того, что действующим законодательством не установлена обязанность медицинской организации получать отдельные информированные добровольные согласия для проведения определенных медицинских вмешательств в случае развития осложнений либо наличия неабсолютных показаний к проведению таких вмешательств, поскольку дача информированного добровольного согласия предполагает перед его оформлением предоставление в доступной для пациента форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинских вмешательств, последствиях этих медицинских вмешательств, в том числе вероятности развития осложнений, а также предполагаемых результатах оказания медицинской помощи.

Таким образом, спорные медицинские карты, как пояснил суд, содержали информированные добровольные согласия на проведение медицинских вмешательств.

В отношении наличия судебной практики, касающейся содержания информированного согласия, может быть интересным дело, рассмотренное Арбитражным судом Дальневосточного округа6, в котором КГБУЗ «Хабаровская районная больница» оспаривало решение Хабаровского краевого фонда обязательного медицинского страхования о возврате Хабаровской районной больницей сумм финансовых и штрафных санкций на основании акта медико-экономической экспертизы, в котором было установлено отсутствие в первичной медицинской документации информированного добровольного согласия застрахованного лица на медицинское вмешательство. В ходе рассмотрения дела учреждение здравоохранения настаивало, что информированные согласия в учреждении имеются, а неуказание в согласии сведений о виде медицинского вмешательства не может приравниваться к отсутствию такого согласия. Однако суды посчитали по-другому, что было подтверждено определением Верховного Суда РФ7.

6 Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 03.04.2019 № Ф03-1113/2019 по делу № А73-10416/20187 Определение Верховного Суда РФ от 05.08.2019 № 303-ЭС19-11529 по делу № А73-10416/2018.

По мнению судов, фактически в подписанных пациентами документах отсутствовало указание на характер и объем медицинских манипуляций (вмешательств), а ввиду оказания специализированной медицинской помощи в условиях стационара в форме плановой хирургической операции отсутствие таких сведений не может быть расценено как получение информированного добровольного согласия гражданина на медицинское вмешательство на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, его последствиях, а также предполагаемых результатах оказания медицинской помощи.

Что касается дел о причинении вреда жизни и здоровью гражданам и взыскании в связи с этим убытков и компенсации морального вреда, полезно обратить внимание на дело, рассмотренное Центральным судом г. Сочи8. Истица обратилась в суд с иском к одной из стоматологических клиник г. Сочи с требованием возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных оказанием некачественных стоматологических медицинских услуг.

8 Решение по делу № 2-43/2020 от 03.07.2020.

Одним из аргументов, на которые обращал внимание суд, принимая решение в пользу истицы, было отсутствие оформленного информированного согласия на медицинское вмешательство. При этом довод медицинского учреждения — стоматологической клиники — о том, что с истицей было подписано согласие на обработку персональных данных, судом был отвергнут, так как согласие на обработку персональных данных не является согласием на медицинское вмешательство.

Следует помнить, что в случае нарушения правил информирования пациента медицинская организация (медицинский работник) может быть привлечена к различным формам юридической ответственности.

Так, в решении Дзержинского районного суда г. Перми9 по иску врача о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, отмене приказа, взыскании компенсации морального вреда отмечено, что руководством поликлиники была проведена проверка работы врача-хирурга, в результате которой был составлен акт по результатам контроля экспертизы временной нетрудоспособности и качества медицинской помощи, были проверены карты, где пациент не обследован по медико-экономическим стандартам, нет информированного добровольного согласия пациента на манипуляцию.

9 Решение Дзержинского районного суда г. Перми от 15.04.2013 по делу № 2-1187-13.

По результатам проверки в соответствии со ст. 193 Трудового кодекса РФ к врачу-хирургу было применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ10.

10 Старчиков М. Ю. Предупреждение конфликтных ситуаций между медицинскими организациями и пациентами: положения законодательства, практические рекомендации и типовые образцы документов. М.: Инфотропик Медиа, 2019. 328 с.

III. Возможность медицинского вмешательства без согласия пациентаФедеральным законом от 21.11.2011 № 323-ФЗ предусмотрена возможность медицинского вмешательства без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя. Такое медицинское вмешательство допускается:

1) если оно необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю или отсутствуют законные представители;2) в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих;3) в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами;4) в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния (преступления);5) при проведении судебно-медицинской экспертизы и (или) судебно-психиатрической экспертизы;6) при оказании паллиативной медицинской помощи, если состояние гражданина не позволяет ему выразить свою волю и отсутствует законный представитель.

1) в случаях, указанных выше в п. 1 и 2, — консилиумом, а в случае, если собрать консилиум невозможно, непосредственно лечащим (дежурным) врачом с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента и последующим уведомлением должностных лиц медицинской организации (руководителя медицинской организации или руководителя отделения медицинской организации), гражданина, в отношении которого проведено медицинское вмешательство, одного из родителей или иного законного представителя лица, в отношении которого проведено медицинское вмешательство, либо судом в случаях и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации;2) в отношении лиц, указанных в п. 3 и 4, — судом в случаях и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации;3) в случае, указанном в п. 6, — врачебной комиссией либо, если собрать врачебную комиссию невозможно, консилиумом или непосредственно лечащим (дежурным) врачом с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента и последующим уведомлением должностных лиц медицинской организации (руководителя медицинской организации или руководителя отделения медицинской организации), гражданина, в отношении которого проведено медицинское вмешательство, одного из родителей или иного законного представителя лица, в отношении которого проведено медицинское вмешательство.

В течение 2020 г. в связи с пандемией COVID-19 часто осуществлялась принудительная госпитализация больных этой инфекцией. Так, в феврале 2020 г. Роспотребнадзор заявлял о пробеле в законе о принудительной госпитализации: по словам главы Роспотребнадзора, действующее законодательство в части принудительной госпитализации больных инфекциями необходимо доработать, поскольку в нем есть пробелы.

Между тем именно принудительная госпитализация по сравнению с другими мерами медицинского вмешательства создает наибольшие ограничения, так как не только нарушает физическую и психическую неприкосновенность личности, но и в значительной степени ограничивает свободу передвижения и общения с окружающими. В силу прямого действия положений ст. 22 Конституции РФ она может быть применена только на основании судебного решения11.

11 Бурашникова Н. А. C OVID-19: правовое регулирование недобровольного медицинского вмешательства. Закон 2020;

:47-56.

В настоящее время принудительная госпитализация больных с COVID-19 может осуществляться на основании ст. 33 федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». В ч. 1 закона сказано, что больные инфекционным заболеванием, а также контактировавшие с ними или те, у которых подозревается такое заболевание, в случае если они представляют опасность для окружающих, подлежат обязательной госпитализации или изоляции. Такое же основание предусмотрено и в приведенной ранее ч. 9 ст. 20 федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ, где указано, что медицинское вмешательство без согласия гражданина допускается в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих. Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утвержден постановлением Правительства РФ от 01.12.2004 № 715. В этот перечень постановлением Правительства РФ от 31.01.2020 № 66 «О внесении изменений в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих» 31 января 2020 г. также внесена новая коронавирусная инфекция.

В качестве примера решений судов по вопросу медицинского вмешательства без согласия пациента, а именно принудительной госпитализации, приведем дело, рассмотренное Таганрогским судом (Ростовская область) в июле 2020 г.12, в рамках которого суд принял решение о принудительной госпитализации гражданина, больного новой коронавирусной инфекцией, на основании норм законов, приведенных выше.

12 Решение по делу № 2А-3527/2020 от 29.07.2020.

В заключение необходимо повторить, что принцип добровольного информированного согласия является краеугольным камнем медицинской этики и медицинского права, поэтому медицинское вмешательство возможно лишь при его наличии13.

13 Бурашникова Н. А. C OVID-19: правовое регулирование недобровольного медицинского вмешательства. Закон 2020;

:47-56.

(видны только специалистам, верифицированным редакцией МЕДИ РУ)

Практика показывает, что медицинские работники независимо от места работы (в медицинских организациях частной или государственной системы здравоохранения) не обладают достаточными знаниями в области так называемого медицинского права, и нередко допускают ошибки при оказании медицинской помощи, в связи с чем подвергают юридической ответственности, в том числе уголовной, как себя, так и своих работодателей.

Одной из самых распространенных ошибок, которые допускают врачи и иные медицинские работники – это медицинские вмешательства без оформления информированного добровольного согласия пациента на такое вмешательство в случаях, когда пациент в силу состояния своего здоровья не может его выразить.

Распространенной ошибкой медицинских работников в случаях, когда пациент не в состоянии понять цели медицинских вмешательств, их методы, а также не может выразить на них свое согласие, является дача на подписание такого согласия заказчикам (плательщикам) медицинских услуг либо их представителям, по «американской модели». Более того, медицинские работники таких представителей считают «законными представителями» пациентов, искренне полагая, что они вправе распоряжаться здоровьем представляемых лиц.

Однако в Российской Федерации такие информированные добровольные согласия не обладают никакой юридической силой, более того, медицинские вмешательства с оформлением подобных согласий впоследствии могут повлечь за собой как гражданско-правовую (например, компенсацию морального вреда в связи с медицинским вмешательством без согласия гражданина), административную (за нарушение лицензионных требований), так и уголовную, например по статье 238 Уголовного кодекса Российской Федерации (оказание услуг не отвечающих требованиям безопасности).

Наиболее распространенными случаями, с которыми сталкиваются медицинские работники при оказании медицинской помощи пациентам, которые не в состоянии выразить согласие на проведение им медицинского вмешательства, это случаи, когда состояние здоровья таких пациентов требует экстренного оказания медицинской помощи, поскольку имеется угроза их жизни, а их состояние не позволяет выразить свою волю или у них отсутствуют законные представители (например, состояния комы, иные случаи нарушения сознания и т.п.).

Как отмечалось ранее, в таких ситуациях медицинские работники полагают, что их законные представители – это их родственники или иные лица, являющиеся заказчиками для них медицинских услуг по договору с медицинской организацией. Однако это неправильно.

Действующее законодательство Российской Федерации предусматривает также иные основания законного представительства, однако выше были перечислены основные виды, с которыми может столкнуться медицинский работник при осуществлении своей деятельности.

При этом необходимо понимать, что консилиум врачей, созываемый для установления плана и тактики лечения, не является одним и тем же, что и консилиум врачей о проведении медицинских вмешательств в случаях, когда пациент не способен самостоятельно выразить согласие на их проведение. Более того, законодательство в сфере здравоохранения прямо не регламентирует как, в каком количестве и в каком порядке следует оформлять такие протоколы, однако автор считает целесообразным придерживаться следующих принципов.

По смыслу действующего правового регулирования в сфере здравоохранения консилиум врачей о проведении медицинских вмешательств в случаях, когда пациент не способен самостоятельно выразить согласие на их проведение стоит созывать в тех случаях и столько раз, в каких и сколько понадобилось бы в обычных условиях подписывать информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство. При этом протокол должен содержать данные о пациенте, о членах консилиума врачей, виде и методе медицинского вмешательства, а также в идеале должен иметь ссылку на ранее проведенный консилиум врачей об избрании плана и тактики лечения, то есть указание на целесообразность, обоснование того или иного медицинского вмешательства.

Аналогичные требования отобрания согласия касаются пациентов, страдающих опасными для окружающих заболеваниями.

Иначе обстоит дело при необходимости оказывать медицинскую помощь в условиях психиатрического состояния, поскольку помимо созыва комиссии врачей-психиатров, необходимо также разрешение суда, выраженное в соответствующем постановлении, вынесенным по заявлению медицинской организации или прокурора. До постановления суда и до освидетельствования комиссией врачей-психиатров, оказание такой психиатрической помощи возможно при сильном психическом расстройстве у пациента, которое обуславливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

Таким образом, необходимо понимать, что правовая грамотность населения в России растет, пациенты все чаще и чаще обращаются в суд за защитой своих прав и законных интересов, когда понимают, что медицинским работником был допущен дефект оказания медицинской помощи, хотя бы и в оформлении медицинской документации. В этой связи медицинскому работнику при исполнении своего долго, естественно, необходимо думать в первую очередь об интересах пациента, но также не забывать и понимать, каким образом правильно организовать свою работу, чтобы это, в противном случае, не послужило основанием для привлечения его к той или иной юридической ответственности.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: