КТО СОЗДАЛ ВАКЦИНУ ОТ ЧУМЫ

КТО СОЗДАЛ ВАКЦИНУ ОТ ЧУМЫ

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Хавкин.

Как иудей Хавкин не имел возможности вести научные исследования в России. Университетское руководство, стремясь открыть талантливому студенту дорогу к научной карьере, предложило Хавкину принять православие. Однако Хавкин отклонил это предложение. В 1881 году Мечников перебрался в Швейцарию. В 1888 году Хавкин последовал за Мечниковым и занял должность приват-доцента Лозаннского университета. В 1889 году он по рекомендации Мечникова стал сотрудником Пастеровского института в Париже. Главным направлением работ Хавкина являлась защита человеческого организма от инфекционных болезней с помощью сывороток и вакцин. К 1892 году Владимир Хавкин создал первую эффективную вакцину против холеры, доказав на самом себе её безопасность для человека.

Поскольку до тех пор медицина была бессильна против этой болезни, британское правительство разрешило Хавкину испробовать его вакцину в Индии, где в это время свирепствовала эпидемия холеры, уносившая сотни тысяч человеческих жизней. В начале 1893 года Хавкин отправился в Индию в качестве государственного бактериолога и немногим более чем за два года, наладив производство вакцины, лично участвовал в вакцинации свыше 42 000 человек. В результате, среди прошедших вакцинацию заболеваемость холерой и смертность от неё сократились в десятки раз. Прививки вакцины Хавкина стали после этого массовыми и применяются в улучшенном виде до сих пор.

В 1904 году вернулся в Швейцарию. В 1915 году в английском военном министерстве руководил прививками для английских солдат, которые отправлялись на Первую мировую войну.

В. А. Хавкин (конец XIX в.)

Образ жизни, который вёл Владимир Хавкин, был предельно скромен, даже аскетичен. Свои средства, благодаря высокому жалованию ставшие состоянием, он тратил на филантропические цели, анонимно помогая благотворительным обществам и просто нуждающимся. Весь его облик дышал скромностью и благородством. « Не помню человека более скромной, тонкой и развитой души, до такой степени верного своим принципам», — писал про него доктор Гилель Яфэ.

15 лет Хавкин прожил в Париже, посвятив себя соблюдению заповедей иудаизма. О своём пути к иудаизму Хавкин говорил мало. В это время Хавкин написал свою известную статью «Апология ортодоксального иудаизма», в которой он, проанализировав значение иудаизма в истории еврейского народа, делает вывод о том, что приверженность религиозному образу жизни является единственной возможностью сохранения еврейского народа. В этой статье есть следующее замечание: «Всегда, что бы я ни делал, я понимал, что бремя ответственности, которую несёт мой народ, постоянно лежит и на моих плечах. Эта мысль была моей путеводной звездой в течение всей жизни».

В те дни сионистское движение добилось крупного успеха — была оглашена Декларация Бальфура. Хавкин, однако, не разделял общего восторга: в Индии он хорошо изучил колониальную политику Великобритании. Поддерживая идею воссоздания еврейского государства в Земле Израиля, он утверждал, что еврейским оно окажется лишь в том случае, если будет основано на религиозных принципах. Он открыто говорил о разочаровании, которое ждёт евреев, и многие его печальные предсказания со временем оправдались.

Вместе с друзьями Хавкин написал работу о правах евреев в Эрец-Исраэль и диаспоре и предложил её вниманию участников Женевской мирной конференции. В 1920 году он становится членом центрального комитета Всемирного еврейского союза (Альянса), первой международной еврейской организации, основанной в 1860 году и преследовавшей филантропические и просветительские цели. На этом посту Хавкин боролся с ассимиляторскими тенденциями, защищал гражданские права евреев в странах Восточной Европы. По поручению Альянса и другой филантропической организации — Еврейского колонизационного общества — Хавкин едет в Россию, Польшу и Литву. Там он сближается с еврейством этих стран и приобретает популярность. Уделяя особое внимание состоянию общественного здравоохранения среди евреев, он замечает, однако, и многое другое — в частности, перемены в еврейском быту.

С 1928 года Хавкин постоянно жил в Швейцарии, в Лозанне. Опубликованная в 1930 году британским правительством так называемая «Белая книга», резко ограничивавшая въезд евреев в Эрец-Исраэль, совершенно его ошеломила, хотя сам он давно предсказал примерно такой оборот событий.

Завещание Владимира Хавкина

В апреле 1929 года Хавкин побывал в Берлине. Он зашёл в бюро общества «Эзра», основанного немецкими евреями ещё в 1884 году для поощрения еврейской колонизации в Эрец-Исраэль (включая Сирию), и сообщил, что вложил в лозаннский банк деньги, которые после его смерти должны стать фондом материальной помощи нуждающимся иешивам Восточной Европы. Хавкин предложил руководителям «Эзры» роль распорядителей фонда и подробно обсудил этот вопрос с председателем общества доктором Джемсом Симоном и главным секретарём, историком Мордехаем Вишницером. На этой встрече были определены устав и форма работы фонда.

Своё духовное завещание Хавкин сформулировал в своём последнем письме:

Субсидируемым йешивам следует помогать делом и советом исключительно с согласия их руководителей и в таких вопросах, как режим в общежитиях, форма одежды, гигиена и т. п.

Владимир Хавкин умер в Лозанне 28 октября 1930 года. После его смерти банк сообщил «Эзре», что фонд вспомоществования йешивам имеет на своем счету 1 568 852 швейцарских франка (около 300 тысяч долларов). Хавкин оставил также огромный архив, хранящийся в Еврейском университете в Иерусалиме (кампус Гиват Рам).

Внучатые племянники по отцовской линии — преподаватель Одесского медицинского института Янина Александровна Хавкина (ум. в 1956 г.), врач Меер Ильич Хавкин (ум. в 1934 году в Смоленске во время эпидемии брюшного тифа, заразившись от больного) и инженер-конструктор Рафаил Cеменович Дуэль (ум. в 1975 г. в Риге). Внук М. И. Хавкина, Анатолий Ильич Хавкин (1958 г.р.), врач-педиатр, профессор РНИМУ им. Н. И. Пирогова (Россия, Москва). Правнук Р. C. Дуэль, Александр Викторович Дуэль (1988 г.р.), финансист, запустил в 2019 году проект под названием «Доктор Владимир Хавкин. Самый неизвестный человек», посвященный популяризации имени учёного в России, на Украине, а также в странах СНГ и в мире.

Двоюродные братья по материнской линии — журналисты А. А. Барский и С. А. Барский.

Созданная Хавкиным в 1896 г. в Бомбее небольшая противочумная лаборатория стала впоследствии крупнейшим в Юго-Восточной Азии исследовательским центром по бактериологии и эпидемиологии, который с 1925 г. носит имя своего основателя. В 1897 г. королева Виктория наградила Хавкина одним из высших орденов империи.

Владимир Хавкин с пациентами в Индии  ДОКТОР-МАХАТМА(В. Х АВКИН, БЕНГАЛИЯ, 1896 Г)

Блестящая научная карьера Хавкина увенчалась тем, что в 1915 г., по его рекомендации, британские войска, участвовавшие в боевых действиях на фронтах 1-й мировой войны, впервые получили прививку тройной вакцины (против брюшного тифа и двух основных разновидностей паратифа).

В течение столетий едва ли не самыми смертоносными недугами на планете считались холера и чума. В наше время эти грозные болезни продолжают своё шествие по странам земного шара, но из всего числа инфицированных теперь умирает лишь малая часть.

Однако ещё полтора века назад от них погибали целые селения и города: жертвы исчислялись миллионами по всему свету. Найти причину и остановить трагедию пытались многие учёные, но создать первые предохранительные вакцины удалось только микробиологу Владимиру Ароновичу Хавкину*

Его метод «убитых клеток» холерного вибриона до сих пор составляет основу приготовления современных препаратов для борьбы с заболеванием.

Вакцину, остановившую чуму, современники учёного назвали просто «лимфой Хавкина».

Человеческая память избирательна, и многие герои своего времени потом забываются. Несмотря на выдающиеся достижения в медицине и микробиологии, имя В. А. Хавкина редко звучит в научных кругах и почти не упоминается в мировой научной литературе.

Его пример самопожертвования и безграничной любви к людям мало известен.

ЛАБОРАТОРИЯ ХАВКИНА В БОМБЕЕ

Но память этого выдающегося человека чтят там, где он спас многие жизни, — в Индии.

Уже более ста лет в Мумбаи (Бомбее) существует исследовательский центр, носящий его имя, — Haffkine Institute, в котором продолжают изучение иммунитета человека.

Через некоторое время семья перебралась в Бердянск, где отец устроился учителем в еврейскую школу. Младший Хавкин начал своё образование в хедере (еврейская национальная младшая школа), затем поступил в мужскую гимназию. Сведений о детстве и юности Владимира почти не сохранилось, но в редких воспоминаниях современники отмечали его врождённую скромность, незаурядные умственные способности и тягу к наукам.

После окончания гимназии в 1879 году молодой человек отправляется в Одессу, где поступает на естественный факультет Новороссийского университета.

Ему повезло учиться у лучших учёных того времени — И. И. Мечникова, Н. А. Умова, И. М. Сеченова, А. О. Ковалевского.

Благодаря своим способностям и трудолюбию Владимир Хавкин стал любимым учеником Ильи Мечникова.

Под его научным руководством студент познакомился с микромиром и увлёкся биологией простейших организмов.

Студенческая жизнь молодого человека складывалась нелегко. Непростые времена наложили свой отпечаток на его судьбу. Революционные настроения в студенческих рядах привели Владимира в кружок народовольцев. За участие в революционной организации Хавкина арестовали, держали в Одесской тюрьме.

В 1881 году его отчислили из университета и установили за ним полицейский надзор, который длился много лет. Мечников переживал за своего ученика.

Вскоре благодаря ходатайству профессора бывшему студенту разрешили закончить обучение на правах слушателя.

И вот в 1884 году Владимир Хавкин экстерном сдал все выпускные экзамены и защитил диссертацию на звание кандидата естественных наук.

Казалось, теперь можно было свободно заниматься любимой наукой, но к этому времени его учитель и наставник покинул страну. Полицейский надзор продолжался, и «неблагонадёжному» молодому человеку сложно было устроиться на достойную работу.

В должности музейного препаратора он получал гроши, но возможность продолжать исследовательскую деятельность была важнее. В конце концов уставший от нищеты и преследования полиции Хавкин решает покинуть Россию.

В 1888 году он переезжает в Швейцарию и устраивается на должность приват-доцента в университете Лозанны.

Полученное вскоре из Франции письмо от Ильи Мечникова решило дальнейшую судьбу Хавкина. Учёный пригласил своего ученика переехать в Париж и продолжить научную деятельность в Пастеровском институте, где исследования были направлены на изучение возбудителей инфекционных болезней и создание сохраняющих жизни вакцин.

ХАВКИН (ПЕРВЫЙ СЛЕВА) В ЛАБОРАТОРИИ И. И. М ЕЧНИКОВА, 1892 Г

С большим воодушевлением Владимир принял приглашение наставника. Должность помощника библиотекаря была непрестижной и малооплачиваемой, но Хавкин в 1889 году с энтузиазмом начинает работу в одном из самых известных институтов Европы — бок о бок с учёными, получившими признание во всем мире.

Именно в этом институте в 1885 году Луи Пастер применил вакцину против бешенства, спасая мальчика, покусанного собаками.

Теперь здесь молодой и талантливый учёный начинает свой поиск спасительной вакцины от холеры.

Владимир Хавкин упорно ищет «слабое место» холерного вибриона. И вот первые успехи! Опасный микроб ослабляется при нагревании! Опыты на кроликах прошли успешно.

Все свои ощущения и наблюдения после укола Хавкин тщательно записывает. Успех! В 1892 году в Институте Луи Пастера молодой учёный Владимир Хавкин первым в мире создал вакцину против холеры.

«Браво русскому врачу!», — писали парижские газеты.

С разрешения руководителя института Владимир в первую очередь предлагает помощь российским властям. Холера в то время уже распространилась на юге страны, унося тысячи жизней.

Но предложение «неблагонадёжного гражданина» было отклонено.

Российские власти не рискнули первыми применить ещё не известную миру вакцину. Отказ Хавкин получил и от правительства Франции.

Европейские страны недоверчиво отнеслись к его открытию.

Только в Англии рассмотрели предложение учёного.

Ему дали разрешение на проведение массовой вакцинации среди местного населения колониальной Индии, в которой в это время свирепствовала эпидемия.

Командировка государственного бактериолога В. Хавкина была одной из административных мер заботы о населении.

Доктора Чехова возмущала недооценка в России открытий бактериолога Хавкина:«Чума не очень страшна. Во-первых, она не захватит особенно большого района, будет всё держаться на отдельных пунктах, во-вторых, как сила опустошительная она не страшнее дифтерита или брюшного тифа, в-третьих, мы имеем уже прививки, оказавшиеся действительными и которыми мы, кстати сказать, обязаны русскому доктору Хавкину, жиду. В России это самый неизвестный человек, в Англии же его давно прозвали великим филантропом». А. П. Чехов. Письмо А. С. Суворину. 19 августа 1899 года. Москва.

В 1893 году Хавкин отправляется в Калькутту для борьбы с холерой в самом сердце Индии. На месте пребывания была организована лаборатория по производству противохолерной вакцины.

Но самой действенной оказалась демонстрация вакцинации Хавкиным на самом себе. Он молча разделся и сделал себе инъекцию прямо на глазах недоверчивых индусов.

В. Хавкин делает индийским крестьянам прививки от холеры

Конечно, на прививку соглашались далеко не все. Но со временем люди стали замечать, что вакцинированные болеют реже и ещё реже умирают от этого недуга.

Путь противохолерной экспедиции проходил вначале вдоль Ганга, затем по долинам Инда.

Владимир Хавкин и его помощники вакцинировали более сорока тысяч человек за два года.

Помимо вакцинации, в Индии учёный вел постоянные наблюдения за привитым населением. Ещё в самом начале своего пути он сильно сомневался в действии вакцины. Как прививка будет сказываться на здоровье людей в дальнейшем? Сколько будут продолжаться защитные свойства?

На эти вопросы ответ появится только со временем. И Владимир продолжал научную деятельность, наблюдал за вакцинированными, вёл подробные записи, обучал индийских врачей.

Фотография главного фасада здания Института Пастера в Париже

После успешной работы в Индии Хавкин возвращается в Европу. Им восхищаются, он читает лекции, публикует научные статьи.

В скором времени в Индии началась новая эпидемия, и доктор Хавкин снова отправляется на борьбу с невидимым врагом — чумой, прозванной «чёрной смертью»

В октябре 1896 года Хавкин прибыл в Бомбей. Для его работы была создана небольшая лаборатория и назначены помощники. Времени было очень мало.

Чума захватывала район за районом. Заразившийся человек умирал буквально в три дня. Люди в ужасе бросали дома и уезжали из «чумных» мест.

В. Хавкин (в центре) с сотрудниками Лаборатории по борьбе с чумой, 1902 год

Работа над созданием вакцины началась. Каждый день по 12–14 часов Хавкин проводил в лаборатории в поисках слабого места возбудителя болезни — чумной палочки.

Метод, которым он воспользовался при создании противохолерной вакцины, на этот раз не сработал. Нужно было начинать всё с начала, с изучения опасного врага.

Множество стеклянных колб с «заразой» (название чумы в переводе с латинского) — живыми носителями «чёрной смерти» — окружали людей, работающих здесь. Заражённые животные, трупы для исследования — всё это в любой момент могло погубить учёных.

Некоторые помощники Хавкина не выдерживали нервного напряжения и уходили.

И вот вакцина прошла успешное испытание на крысах. Снова очередь за опытами на людях. Но время не ждёт, поиск добровольцев — непозволительная роскошь.

Испытывает противочумную вакцину на себе.

Опять блокнот и подробная запись наблюдений. Результат отличный! Всего за три месяца зимой 1897 года вакцина была получена.

Для первого массового вакцинирования власти Бомбея разрешили Хавкину сделать инъекции заключённым.

Предполагалось, что это будет обязательная мера, но Владимир, как истинный гуманист, воспитанный Мечниковым, делал прививки только добровольцам.

Результат был превосходным. Прививки стали делать всем желающим.

Один из моих учеников остановит чуму!

Весной 1897 года в Индию прибыла делегация иностранцев, среди которых были и русские врачи. Для Владимира это была огромная радость. Много лет он не видел земляков и не слышал родную речь.

Исследователи дали очень высокую оценку работе, проделанной создателем противочумной вакцины.

В рекомендациях, отправленных в Петербург, говорилось, что «лимфа Хавкина» действительно спасает жизни. Но в ответ из России пришёл отказ.

В том же 1897 году Владимиру Хавкину было пожаловано британское подданство и вручён орден Индийской империи.

В. Хавкин (в центре) с сотрудниками лаборатории  по борьбе с чумой, 1902 г.

За проведённую работу по вакцинации против холеры в 1909 году учёный был удостоен премии Парижской медицинской академии.

Он стал почётным членом многих научных обществ в Европе, был важным гостем на приёмах.

В Индии же Хавкин стал героем. Исследователя-чужеземца назвали «махатма Хавкин» («великая душа Хавкин»).

В 1915 году Владимир окончательно возвращается в Европу. Более двадцати лет длилась его командировка. За это время спасены тысячи жизней. Хавкин всегда верил в науку. Он посвятил спасению людей лучшие годы, пожертвовал семейным счастьем. Всегда один. Замкнутый, молчаливый, сдержанный.

После выхода на пенсию Владимир Хавкин стал бороться за права евреев во всем мире. Он посещал еврейские общины и поселения в других странах.

Вместо научных статей Владимир стал писать о важности религии для своего народа, о проблемах евреев в мире, о сохранении иудейских традиций и языка.

Одна из самых известных публикаций «Апология ортодоксального иудаизма» раскрывает тайну возвращения Хавкина к вере.

В заслугу «Фонда Хавкина» ешивы смогли просуществовать вплоть до второй мировой войны

И хотя подчас касса фонда уменьшалась, он, тем не менее, продолжал свою благородную деятельность и, в сущности, в определенной мере, продолжает ее до сего дняэ

Рождённый в России, ученик лучших русских умов, он спас миллионы жизней, но на родине остался изгоем; по каким-то причинам даже его учитель И. И. Мечников не упомянул Хавкина в своих воспоминаниях.

В 1926 году он ненадолго приехал уже в Советскую Россию, навестил всех, кто его помнил, и попрощался с родной Одессой.

Последние 15 лет жизни В. Хавкин прожил в Париже, занимаясь благотворительностью. У него не было семьи, он считал, что не имеет права подвергать опасности, с которой сам встречался постоянно, спутницу своей жизни.

В 1928 году Владимир Хавкин переезжает в Швейцарию — провести последние годы жизни в покое.

Ушёл из жизни известный учёный, победивший две страшные болезни – холеру и чуму, 26 октября 1930 г. в Лозанне (Швейцария).

Умер он в 1930 году и был похоронен на еврейском кладбище Лозанны.

Известен как Создатель первых вакцин против чумы и холеры

Владимир Хавкин спас не только тех, которым прививали его вакцину, но и тех, кому прививали вакцины от других болезней, а также многих других, кого спасла от гибели идея вакцинации, которую он широко пропагандировал.

Вот она Великая Польза, высокий порог Человечности, переступить через который дано не каждому!

Ганин, канд. мед. наук,
Иркутский научно-исследовательский противочумный институт Сибири и Дальнего Востока
«Наука и жизнь» №7, 2006

Первая достоверная пандемия чумы, вошедшая в литературу под названием «юстиниановая», возникла в VI веке в эпоху расцвета культуры Восточно-Римской империи, во время царствования императора Юстиниана, самого погибшего от этой болезни. Чума пришла из Египта. За период с 532-го по 580 год она охватила множество стран. Эпидемия распространялась в двух направлениях: в западном – в сторону Александрии, вдоль берегов Африки, и в восточном – через Палестину и Сирию на территорию Западной Азии. Чума шла торговыми путями: вначале по морским берегам, затем в глубь государств, граничивших с морским побережьем. Своего пика она достигла, проникнув в 541–542 годах в Турцию и Грецию, а затем на территорию нынешних Италии (543), Франции и Германии (545–546). Тогда погибло более половины населения Восточной Римской империи – почти 100 миллионов человек.

Вторая пандемия, известная как «черная смерть», пришла в XIV веке (1348–51). Ни одно государство Европы не избежало нашествия инфекции, даже Гренландия. Эта пандемия хорошо документирована во многих авторских источниках. Она открыла период эпидемий, не оставлявших Европу в покое на протяжении пяти столетий. Во время второй пандемии, охватившей почти все страны света, на земном шаре погибло около 40 миллионов человек. Грязь, нищета, отсутствие элементарных гигиенических навыков и скученность населения были причинами беспрепятственного распространения заболевания. Чума «передвигалась» со скоростью лошади – основного транспорта того времени.

Действительно, за годы второй пандемии от болезни погибли многие известные люди: Людовик IX (Святой), Жанна Бурбонская – супруга Филиппа Валуа, Жанна Наварская – дочь Людовика X, Альфонс Испанский, император Германский Гюнтер, братья короля Швеции, художник Тициан.

Природа болезни оставалась неизвестной, но уже тогда медики понимали, что для прекращения распространения болезни необходимо разобщение больных и здоровых. Так был придуман карантин. Слово «карантин» происходит от итальянского «quaranta» — сорок. В Венеции в 1343 году для приезжающих были построены специальные дома, в которых они содержались сорок дней, ни при каких обстоятельствах не выходя на улицу. Морскому транспорту, прибывавшему из опасных мест, также предписывалось стоять на рейде сорок дней. Карантин стал одним из первых барьеров на пути инфекции.

Третья пандемия чумы началась в конце XIХ века в китайской провинции Юнь-Нань. Распространяясь по южному побережью Китая, она к 1894 году достигла вначале города Кантона, а затем Гонконга. Пандемия стремительно набирала темпы. За шесть месяцев умерло около 174 тысяч человек. В 1896 году был поражен индийский город Бомбей. Только в Индии с 1896 по 1918 год от чумы умерли 12,5 млн человек. Замена парусных торговых судов на корабли с паровыми двигателями с большей мощностью и скоростью способствовала быстрому распространению инфекции на другие континенты, вызывая вспышки в портовых городах, лежащих на основных международных судоходных линиях. Крупные эпидемии чумы возникали в Южной Африке, Южной и Северной Америке.

«Китайская» пандемия сильно отличалась от всех предыдущих вспышек чумы. Во-первых, это была «портовая чума», в подавляющем большинстве случаев не проникавшая в глубь материка. Во-вторых, это была «крысиная чума», так как источником ее распространения были судовые и портовые крысы. В третьих, это была, преимущественно «бубонная» чума. Осложнения вторичной, легочной чумой наблюдались редко. Поняв, что крысы каким-то образом разносят «портовую чуму», карантинные врачи настояли на том, чтобы все швартовые канаты в портах и на судах имели металлические диски, служившие непреодолимой преградой для миграции этих грызунов.

Не обошла «черная смерть» стороной и Россию. На протяжении XIII—XIV столетий она посещала Киев, Москву, Смоленск, Чернигов. В Смоленске из всех жителей города осталось в живых пять человек, которые выбрались из города, закрыли городские ворота и ушли. В XIV веке в Пскове и Новгороде чума уничтожила две трети населения, а в Глухове и Белозерске вымерли все жители. Вот как описывал древний летописец эпидемию чумы в Пскове в 1352 году: «А мерли старые и малые, мущины и женщины все железою. А ще, кто что у кого возьмет, в той час неисцельно умирает. Мнози же послужити хотяще умирающим и ти скоро неисцельно умираху, и того ради мнози отбегающее послужити умирающим». Если верить летописям, то за два года в Псковских и Новгородских землях чума унесла жизни 250 652 человек.

К началу зимы 1770 года болезнь проникла в Москву. За время московской эпидемии умерли 130 тысяч человек. В самый разгар чумной эпидемии была создана «Комиссия для предотвращения и врачевания от моровой заразительной язвы». По окончании эпидемии Комиссия поручила одному из своих членов старшему врачу Главного сухопутного госпиталя Афанасию Шафонскому составить подробный отчет. А. Шафонский выполнил возложенную на него задачу, и в 1775 году вышла книга «Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770-го по 1772 год с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений».

И в XIX веке чума неоднократно посещала южные территории России – Астраханскую губернию, Одессу, Кавказ, – но из местных временных очагов в центральные районы не распространялась. Последней эпидемией чумы в России считают вспышку ее легочной формы в Приморском крае в 1921 году, пришедшую из Китая. С 30-х годов прошлого века заболеваемость чумой резко пошла на снижение: уменьшилось как количество заболевших, так и число стран, в которых фиксировались случаи чумы.


КТО СОЗДАЛ ВАКЦИНУ ОТ ЧУМЫ

Но болезнь не отступила совсем. Согласно ежегодным сводкам ВОЗ, с 1989 по 2003 год в 25 странах Азии, Африки и Америки зарегистрировано 38 310 случаев заболеваний чумой. В восьми странах (Китае, Монголии, Вьетнаме, Демократической Республике Конго, Объединенной Республике Танзании, на Мадагаскаре, в Перу и США) случаи чумы среди людей отмечаются почти ежегодно.

У этого термина существуют и другие значения, см. Чума (значения).

Чума́ (лат.  — зара́за; тур.  — прыщ, нары́в) — острое природно-очаговое инфекционное заболевание группы карантинных инфекций, протекающее с исключительно тяжёлым общим состоянием, лихорадкой, поражением лимфоузлов, лёгких и других внутренних органов, часто с развитием сепсиса. В прошлом заболевание характеризовалось высокой, практически 100%-й летальностью и очень высокой заразностью.

Возбудителем является чумная палочка (лат. ), открытая в июне 1894 года французом Александром Йерсеном и японцем Китасато Сибасабуро.

Известные эпидемии чумы, унёсшие миллионы жизней, оставили глубокий след в истории всего человечества.

Чёрная смерть. « Хроники Жиля Ли Муисиса» (1272—1352), настоятеля монастыря Святого Мартина Праведного. Королевская библиотека Бельгии, MS 13076-77, f. 24v.

Чума в Библии

И отяготела рука Господня над Азотянами, и Он поражал их и наказал их мучительными наростами, в Азоте и в окрестностях его.1Цар. 5:6

Оставшиеся в живых были твёрдо уверены, что болезнь эта — Божья кара, и стремятся избавиться от ковчега Господа, отправив его в другую провинцию Филистеи — в город Геф. Но история с этой ужасной болезнью полностью повторяется и в Гефе:

После того как отправили его, была рука Господа на городе — ужас весьма великий, и поразил Господь жителей города от малого до большого, и показались на них наросты.1Цар. 5:9

Филистимляне не успокоились и в третий раз перевезли военный трофей, а с ним и чуму в город Аскалон. Там же потом собрались все владетели филистимские — цари пяти городов Филистеи, — и решили они возвратить ковчег израильтянам, потому что поняли, что это единственный способ прекратить распространение болезни. А заканчивается глава 5 описанием атмосферы, царившей в обречённом городе.
«И те, которые не умерли, поражены были наростами, так что вопль города восходил до небес» (1Цар. 5:12).
Глава 6 говорит о совете всех владетелей филистимских, на который призвали жрецов и прорицателей. Те посоветовали принести Богу жертву повинности — вместе с ковчегом отправить дары:

По числу владетелей филистимских пять наростов золотых и пять мышей золотых, опустошающих землю; ибо казнь одна на всех вас, и на владетелях ваших1Цар. 6:4

Это библейское предание интересно во многих отношениях: в нём содержится скрытое сообщение об эпидемии, охватившей, скорее всего, все пять городов Филистеи:

Золотые эти наросты, которые принесли Филистимляне в жертву повинности Господу, были: один за Азот, один за Газу, один за Аскалон, один за Геф, один за Аккарон; а золотые мыши были по числу всех городов Филистимских — пяти владетелей, от городов укреплённых и до открытых сёл1Цар. 6:17-18

По возвращении ковчега беда пришла и в израильский город Бейт-Шемеш (Вефсамис), но наросты в связи с этим не упоминаются:

И поразил Он жителей Вефсамиса за то, что они заглядывали в ковчег Господа, и убил из народа пятьдесят тысяч семьдесят человек; и заплакал народ, ибо поразил Господь народ поражением великим.1Цар. 6:19

Эпидемии чумы в нашу эру

Несколькими крупными эпидемиями отметилась середина XVII века. В России жертвами эпидемии 1654—1655 годов стали около 700 тысяч человек. Великая лондонская эпидемия 1664—1665 годов унесла жизни почти четверти населения города.

Вспышка чумы началась к 1771 году в России, проникнув из Османской империи. Летом 1771 года в Москве умирало ежедневно до тысячи человек, бегство знати и высших чиновников породило в городе панику и беспорядки.

Чума как биологическое оружие

Керамическая бомба, содержащая инфицированные чумой материалы — колонию блохи

Использование возбудителя чумы в качестве биологического оружия имеет глубокие исторические корни. В частности, события в древнем Китае и средневековой Европе показали, что трупы заражённых животных (лошадей и коров), а также людей использовались гуннами, турками и монголами для заражения источников воды и систем водоснабжения. Имеются исторические справки о случаях катапультирования инфицированного материала при осаде некоторых городов (осада Каффы).

природные очаги чумы (2016)

Страны по частоте заболеваемости (2000—2009), лидирует центральная и восточная Африка

Блоха Xenopsylla cheopis, заражённая бактериями чумы (видны как тёмная масса)

По основному носителю природные очаги чумы подразделяют на сусликовые, сурочьи, песчаночьи, полёвочьи и пищуховые. Помимо диких грызунов, в эпизоотический процесс иногда включаются так называемые синантропные грызуны (в частности, крысы и мышевидные), а также некоторые дикие животные (зайцы, лисы), являющиеся объектом охоты. Из домашних животных чумой болеют верблюды.

В природном очаге заражение обычно происходит через укус блохи, ранее питавшейся на больном грызуне. Вероятность заражения значительно возрастает при включении в эпизоотию синантропных грызунов. Заражение происходит также при охоте на грызунов и их дальнейшей обработке. Массовые заболевания людей возникают при забое больного верблюда, снятии с него шкуры, разделке, переработке. Инфицированный человек в свою очередь является потенциальным источником чумы, передача возбудителя от которого другому человеку или животному в зависимости от формы заболевания может осуществляться воздушно-капельным, контактным или трансмиссивным путём.

Заболевание протекает в бубонной, язвенной (язвенно-бубонной), ангинозной (ангинозно-бубонной), абдоминальной, пневмонической, септической формах, с частым развитием специфических осложнений (вторично-пневмонической, септической, абдоминальной, менингоэнцефалитической и вторично-очаговых).

Клиническая картина первичной септической или первичной лёгочной формы принципиально не отличается от вторичных форм, но первичные формы нередко имеют более короткий инкубационный период — до нескольких часов.

В Средневековье чума практически не лечилась, действия сводились в основном к вырезанию или прижиганию чумных бубонов. Никто не знал подлинной причины болезни, поэтому не было представления, как её лечить. Врачи пытались применять самые причудливые средства. В состав одного такого снадобья входила смесь из патоки 10-летней выдержки, мелко изрубленных змей, вина и 60 других компонентов. Согласно другому методу, больной по очереди должен был спать на левом боку, потом на правом. Все эти меры практически не помогали, через несколько дней почти все заболевшие все равно умирали.

Начиная с XIII века эпидемию чумы стараются ограничить с помощью карантинов.

Впервые вакцину, эффективную против бубонной чумы, создал в начале XX века Владимир Хавкин из убитых температурой чумных палочек. Более эффективными являются живые вакцины, то есть вакцины, полученные из живых чумных палочек с использованием бактериофагов. Впервые живую вакцину против чумы создала и испытала на себе в 1934 году Магдалина Петровна Покровская.

Лечение больных чумой в настоящее время осуществляется при помощи антибиотиков, сульфаниламидов и лечебной противочумной сыворотки. Профилактика возможных очагов заболевания заключается в проведении специальных карантинных мероприятий в портовых городах, дератизации всех судов, которые ходят международными рейсами, создании специальных противочумных учреждений в степных местностях, где водятся грызуны, выявлении эпизоотий чумы среди грызунов и борьбе с ними.

Противочумные санитарные мероприятия в России

Больной должен быть немедленно госпитализирован в бокс инфекционного стационара. Врач или средний медицинский работник лечебного учреждения при обнаружении больного или пациента с подозрением на заболевание чумой обязан прекратить дальнейший приём больных и запретить вход и выход из лечебного учреждения. Оставаясь в кабинете или палате, медицинский работник должен сообщить доступным ему способом главному врачу о выявлении больного чумой и потребовать противочумные костюмы и дезинфекционные средства.

В случаях приёма больного с поражением лёгких перед надеванием полного противочумного костюма медицинский работник обязан обработать себе раствором стрептомицина слизистые глаз, рта и носа. При отсутствии кашля можно ограничиться обработкой рук дезинфекционным раствором. После принятия мер по разобщению заболевшего со здоровыми в медицинском учреждении или на дому составляют список лиц, имевших контакт с больным, с указанием фамилии, имени, отчества, возраста, места работы, профессии, домашнего адреса.

До приезда консультанта из противочумного учреждения медработник остаётся в очаге. Вопрос о его изоляции решается в каждом конкретном случае индивидуально. Консультант забирает материал для бактериологического исследования, после чего можно начать специфическое лечение больного антибиотиками.

При выявлении больного в поезде, самолёте, на судне, в аэропорту, на железнодорожном вокзале действия медицинских работников остаются такими же, хотя организационные меры при этом будут различными. Важно подчеркнуть, что изоляцию подозрительного больного чумной палочкой с окружающими следует начинать сразу после его выявления.

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 8 февраля 2021 года; проверки требуют 20 правок.

Хронология разработки профилактических вакцин для человека. Годом разработки ранних вакцин считается год разработки или тестирования, более поздних вакцин — год, когда закончились испытания или год выхода вакцины на рынок. Хотя вакцины существуют против многих болезней, во всем мире ликвидирована только оспа. Другие болезни, которые можно предотвратить с помощью вакцин, продолжают вызывать миллионы смертей каждый год.

Владимира Хавкина не понимал и не принимал ученый мир, но именно этот доктор создал первые вакцины против холеры и чумы. А в Индии, где жителей он буквально насильно лечил от этих страшных заболеваний, его имя носит Центральный научно-исследовательский и учебный институт в Мумбаи.

Хавкин действительно выдающийся ученый-биолог, создатель первых вакцин против холеры и чумы, ученик Ильи Мечникова и Луи Пастера. Но и сейчас его имя в России мало кому что-то скажет.

Владимир Хавкин родился в 1860 году в Одессе. В 1884-м окончил в родном городе Новороссийский университет. Вскоре по рекомендации своего учителя Мечникова переехал в Европу, а в 1889-м стал сотрудником Пастеровского института в Париже. Хавкин занимался вопросами защиты человеческого организма от инфекционных заболеваний с помощью сывороток и вакцин. К 1892 году Владимир Хавкин создал первую эффективную вакцину против холеры. Сначала испытал ее на морских свинках, потом на себе.

После успешных испытаний Хавкин предложил вакцину России, но предложение отвергли из-за «революционной» репутации доктора. От вакцины отказались в Испании и Франции. В это время от чумы гибли люди во многих странах. Тяжелее всего положение было в Китае и Индии, где эпидемия уносила сотни тысяч жизней. Тогда Британская империя разрешила Хавкину испробовать вакцину в Индии, своей колонии.

Слова о ненависти индусов к Хавкну, о чем упоминает Чехов, правда. Доктора едва не забили камнями местные жители. Лишь когда он достал шприц и при всех сделал себе укол1, на некоторых это подействовало и люди стали соглашаться на вакцинацию. Во время эпидемии чумы в 1896 году многие люди заявляли, что не пойдут в госпиталь, так как «наша мечеть — госпиталь»2. Хавкин просил помощи у колониальных властей, но все, чем ему помогли — небольшой кабинет в медицинском колледже3.

Необходим был человек с большим авторитетом. Им оказался 18-летний имам мусульман-исмаилитов Султан Мухаммад Шах Ага-Хан III. Именно он стал помогать Хавкину. Принц к этому времени получил разностороннее образование; арабский и фарси считал родными языками, владел английским, французским, хинди и урду4. Юный имам, будучи всесторонне образованным, помогал искать пути спасения людей от чумы. Принц предоставил русскому ученому свой особняк и все необходимое для исследований5.

Хавкин работал два года и достиг успеха в разработке вакцины. Люди по-прежнему боялись прививок, но ситуация стала меняться, когда Ага Хан пригласил лидеров своей общины и в их присутствии попросил профессора сделать ему прививку. После этого призвал всех исмаилитов последовать его примеру6. Этот поступок принца стал ключевым. Тысячи мусульман были спасены. И сотни тысяч индусов из других конфессий стали доверять Хавкину.

Противочумная вакцина из Индии отправлялась в разные страны мира. Хавкин предложил Ага Хану создать бактериологическую лабораторию в Индии. А за пример взять Институт Пастера. Принц согласился и способствовал развитию проекта7. Эта лаборатория, ставшая институтом в Мумбаи, теперь крупнейшая в Южной и Юго-Восточной Азии из тех, что занимаются исследованием в области бактериологии и эпидемиологии. С 1925 года исследовательский центр носит название «Институт имени Хавкина».

Но доктора Хавкина с Памиром связывало другое обстоятельство. Во время первой поездки в Индию, им заинтересовалась местная полиция. Проверяла, не шпион ли. Дело было, когда Англия и Россия мерились силами в Центральной Азии.

В Одессе и Бердянске именем Владимира Хавкина названы улицы. В Израиле хранится архив ученого. Кроме медицинских статьей он писал о трудностях подоходного налога, примечание к сочинениям Бальзака. Учил санскрит, арабский, древнееврейский и голландский. В этом году исполнилось 160 лет со дня рождения ученого. Человека, спасшего жизни миллионам. Сегодня мир ждет последователей профессора Владимира Хавкина, которые защитят мир от новой эпидемии.

Автор выражает благодарность Александру Дуэлю, правнуку брата профессора Хавкина, и Давлату Худоназарову за помощь в подготовке материала.

1. Маркиш Давид (2019). » МАХАТМА. Вольные фантазии из жизни самого неизвестного человека». Роман. — М., Буки-Веди. С. 103.

2. Gatacre William Forbes, Sir. (1897). » Report on the bubonic plague in Bombay, 1896-97″ Bombay: Times of India Steam Press. P. 14-15. Accessible on the internet at https://archive.org/.

3. Barbara J Hawgood (2007). » Waldemar Mordecai Haffkine, CIE (1860-1930): prophylactic vaccination against cholera and bubonic plague in British India» (PDF). Journal of Medical Biography. 15

p. 9-19.

5. Marina Sorokina (2013) «Between Faith and Reason: Waldemar Haffkine (1860-1930) in India» // Western Jews in India: From the Fifteenth Century to the Present / Ed. By Wenneth X. Robbins, Marvin Tokayer. Delhi: Manohar, P. 161-178.

6. The Memoirs of AGA KHAN WORLD ENOUGH AND TIME, New York, 1954. p. 38.

7. The correspondence between Haffkine and the Aga Khan is in the Manuscript Division of the Upsala University, Sweden.

8. Р ГВИА, Ф. 1396, оп. 2, д. 1492, стр. 136.

Планета с последней надеждой смотрела на врачей и ученых — в ожидании вакцины. Общая смертельная угроза заставила забыть о политических распрях. В 1956 году трое советских исследователей — лауреат Сталинской премии, членкор Академии наук Михаил Чумаков, его жена и соратница, вирусолог Марина Ворошилова и ленинградский академик Анатолий Смородинцев были командированы в США, чтобы вместе с американскими коллегами решить проблему.

Американского ученого Альберта Сэбина (справа) и советского Михаила Чумакова объединила борьба со смертельной болезнью, свирепствовавшей в США.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: