ПРОТОКОЛ ОЦЕНКИ ТЯЖЕСТИ СОСТОЯНИЯ ПАЦИЕНТА И ИНТЕРВЬЮ С ИТАЛЬЯНСКИМ РЕАНИМАТОЛОГОМ СИМОНОМ ПИВА О БРЕШИАНСКОЙ ШКАЛЕ ТЯЖЕСТИ РЕСПИРАТОРНЫХ СИМПТОМОВ COVID BCRSS

ПРОТОКОЛ ОЦЕНКИ ТЯЖЕСТИ СОСТОЯНИЯ ПАЦИЕНТА И ИНТЕРВЬЮ С ИТАЛЬЯНСКИМ РЕАНИМАТОЛОГОМ СИМОНОМ ПИВА О БРЕШИАНСКОЙ ШКАЛЕ ТЯЖЕСТИ РЕСПИРАТОРНЫХ СИМПТОМОВ COVID BCRSS

Шкала NEWS 2 (National Early Warning Score) предложена в 2020 году для оценки тяжести течения COVID-19 Королевским колледжем врачей (Royal College of Physicians) — британским обществом профессиональных врачей медицины общего профиля и её узких направлений

Общее состояние больного. Оценка общего состояния больного. Степени тяжести общего состояния больного.

Кроме оценки нарушения сознания и выяснения этиологического фактора, важно оценить общее состояние больного.

В клинике различают 5 степеней тяжести общего состояния больного: удовлетворительное, средней тяжести, тяжелое, крайне тяжелое и терминальное.

Удовлетворительное состояние — сознание ясное. Жизненно важные функции не нарушены.

Состояние средней тяжести — сознание ясное или имеется умеренное оглушение. Жизненно важные функции нарушены незначительно.

Тяжелое состояние — сознание нарушено до глубокого оглушения или сопора. Имеются выраженные нарушения дыхательной либо сердечно-сосудистой систем.

Состояние крайне тяжелое — умеренная или глубокая кома, фубо выраженные симптомы поражения дыхательной и/или сердечнососудистой систем.

Терминальное состояние — запредельная кома с грубыми признаками поражения ствола и нарушениями витальных функций.


ПРОТОКОЛ ОЦЕНКИ ТЯЖЕСТИ СОСТОЯНИЯ ПАЦИЕНТА И ИНТЕРВЬЮ С ИТАЛЬЯНСКИМ РЕАНИМАТОЛОГОМ СИМОНОМ ПИВА О БРЕШИАНСКОЙ ШКАЛЕ ТЯЖЕСТИ РЕСПИРАТОРНЫХ СИМПТОМОВ COVID BCRSS

Видео степени нарушения сознания и шкала комы Глазго

— Также рекомендуем «Коматозные состояния. Причины ( этиология ) комы. Классификация коматозных состояний.»

Оценка тяжести состояния в остром периоде черепно-мозговой травмы требует учёта:

Ниже — градации основных категорий симптомов:

I. Уровень сознания:

II. Жизненно важные функции:

Дыхание 12–20 дых. в мин., пульс 60–80 уд. в мин.,

Артериальное давление в пределах 110/60–140/80 мм. рт.ст.,

Температура тела не выше 36,9° С.

Умеренная брадикардия (51–59 уд. в мин.) или умеренная тахикардия (81–100 уд. в мин.),

Умеренное тахипноэ (21–30 дых. в мин.),

Умеренная артериальная гипертония (в пределах от 140/80 — до 180/100 мм. рт.ст.) или гипотония (ниже 110/ 60 — до 90/50 мм. рт. ст.),

Cубфебрилитет (37,0–37,9° С).

Резкое тахипноэ (31–40 дых. в мин.) или брадипноэ (8–10 дых. в мин.),

Резкая брадикардия (41–50 уд.в мин.) или тахикардия (101–120 уд. в мин.),

Резкая артериальная гипертония (свыше 180/100–220/120 мм. рт.ст.) или гипотония (ниже 90/50 — до 70/40 мм. рт. ст.),

Выраженная лихорадка (38,0–38,9° С).

Крайняя степень тахипноэ (свыше 40 дых. в мин.) или брадипноэ (менее 8 дых. в мин.),Крайняя степень брадикардии (менее 40 уд. в мин.) или тахикардии (свыше 120 уд. в мин.),

Крайняя степень артериальной гипертонии (выше 220/120 мм. рт. ст.) или гипотонии (максимальное давление ниже 70 мм. рт. ст.),Резкая лихорадка (39,0–39,9° С).

Периодическое дыхание или его остановка,

Максимальное артериальное давление ниже 60 мм. рт. ст.,

Гипертермия (40°С и выше).

III. Очаговые неврологические симптомы:

Стволовые признаки

Зрачки paвны, с живой реакцией на свет, корнеальные рефлексы сохранены;

Корнеальные рефлексы снижены с одной или с обеих сторон, легкая анизокория, клонический спонтанный нистагм;

Одностороннее расширение зрачков, клонико-тонический нистагм, снижение реакции зрачков на свет с одной или с обеих сторон, умеренно выраженный парез взора вверх, двусторонние патологические знаки, диссоциация менингеальных симптомов, мышечного тонуса и сухожильных рефлексов по оси тела;

Грубая анизокория, грубый парез взора вверх, тонический множественный спонтанный нистагм или плавающий взор, грубая дивергенция глазных яблок по горизонтальной или вертикальной оси, грубо выраженные двусторонние патологические знаки, грубая диссоциация менингеальных симптомов, мышечного тонуса и рефлексов по оси тела;

Двусторонний мидриаз с отсутствием реакции зрачков на свет, apeфлeкcия, мышечная атония.

Полушарные и краниобазальные признаки

Сухожильные рефлексы нормальные с обеих сторон, черепно-мозговая иннервация и сила конечностей сохранены;

Односторонние патологические знаки, умеренный моно- или гемипарез, умеренные речевые нарушения, умеренные нарушения функций черепно-мозговых нервов;Выраженные нарушения:

Выраженный моно- или гемипарез, выраженные парезы черепно-мозговых нервов, выраженные речевые нарушения, пароксизмы клонических или клонико-тонических судорог в конечностях;

Грубые моно- или гемипарезы или параличи конечностей, параличи черепно-мозговых нервов, грубые речевые нарушения, часто повторяющиеся клонические судороги в конечностях;

Грубый трипарез, триплегия, грубый тетрапарез, тетраплегия, двусторонний паралич лицевого нерва, тотальная афазия, постоянные судороги.

Выделяют следующие 5 градаций состояния больных с черепно-мозговой травмой:

Удовлетворительное состояние

При квалификации состояния как удовлетворительного, допустимо учитывать, наряду с объективными показателями, и жалобы пострадавшего.

Угроза для жизни (при адекватном лечении) отсутствует;Прогноз восстановления трудоспособности обычно хороший.

Состояние средней тяжести

Критерии (даны пределы нарушений по каждому параметру):

Cостояние сознания — ясное или умеренное оглушение;

Очаговые симптомы — могут быть выражены те или иные полушарные и краниобазальные симптомы, выступающие чаще избирательно: моно- или гемипарезы; парезы отдельных черепно-мозговых нервов; слепота или резкое снижение зрения на один глаз, сенсорная или моторная афазия и др. Могут наблюдаться единичные стволовые симптомы (спонтанный нистагм и т.п.).

Для констатации состояния средней тяжести достаточно иметь указанные нарушения хотя бы по одному из параметров.

Например, выявление умеренного оглушения при отсутствии выраженной очаговой симптоматики достаточно для определения состояния больного как средней тяжести.

Аналогично, выявление моно- или гемипареза конечностей, сенсорной или моторной афазии и др. при ясном сознании достаточно для оценки состояния больного, как средней тяжести.

При квалификации состояния больного как средней тяжести, наряду с объективными, допустимо учитывать и выраженность субъективных признаков (прежде всего головной боли).

Угроза для жизни (при адекватном лечении) незначительна;Прогноз восстановления трудоспособности чаще благоприятный.

Тяжелое состояние

Аналогично — выявление гемиплегии (или слепоты на оба глаза, или тотальной афазии и др.), даже при умеренном оглушении достаточно для оценки состояния как тяжелого. Аналогично — выявление нарушений жизненно важных функций по двум и более показателям, независимо от выраженности угнетения сознания и очаговой симптоматики, достаточно для квалификации со стояния как тяжелого.

Угроза для жизни — значительная; во многом зависит от длительности тяжелого состояния. Прогноз восстановления трудоспособности порой малоблагоприятный.

Крайне тяжелое состояние

Угроза для жизни — максимальная; во многом зависит от длительности крайне тяжелого состояния. Прогноз восстановления трудоспособности часто малоблагоприятный.

Терминальное состояние

Прогноз: выживание, как правило, невозможно.

При пользовании приведенной шкалой оценки тяжести состояния для диагностических и особенно прогностических суждений, следует учитывать временной фактор — длительность пребывания больного в том или ином состоянии. Тяжелое состояние в течение 15–60 мин. после травмы может отмечаться и у пострадавших с сотрясением и легким ушибом мозга, но мало влияет на благоприятный прогноз жизни и восстановления трудоспособности. Если пребывание больного в тяжелом и крайне тяжелом состоянии продолжается более 6–12 ч., то это обычно исключает ведущую роль многих привходящих факторов, таких, например, как алкогольное опьянение, и свидетельствует о тяжелой черепно-мозговой травме. При сочетанной черепно-мозговой травме следует учитывать, что, наряду с мозговым слагаемым, ведущими причинами затянувшегося тяжелого и крайне тяжелого состояния могут быть и внечерепные факторы (травматический шок, внутреннее кровотечение, жировая эмболия, интоксикация и др.)

29 марта 2020

Мы считаем, что Брешианская шкала оценки тяжести поражения лёгких при COVID (BCRSS) может быть очень полезным инструментом, разработанным клиницистами в Брешии (город в Италии), особенно для регионов с внушительным количеством заболевших COVID-19, т.к. эта шкала была создана в критический период с целью применения простого, согласованного, поэтапного подхода к ведению пациентов с COVID-19 и оценки степени их тяжести. Из беседы с Симоном Пива мы узнали не только о системе баллов, но и о том, как итальянские врачи используют её изо дня в день при уходе за пациентами.

Как вы применяете данную шкалу?

СП: Мы применяем эту шкалу для быстрой оценки состояния каждого пациента – от отделения скорой помощи до отделения интенсивной терапии. Мы оцениваем пациента по 4 критериям, повторяя оценку после проведения вмешательств. Сумма баллов пациента может увеличиваться или наоборот уменьшаться, если его состояние улучшается.

Как часто Вы производите повторную оценку?

СП: Необходимо использовать своё клиническое мышление; очевидно, если пациенту не становится лучше, он переоценивается несколько раз. В отделениях больных  оценивают несколько раз в день в зависимости от их состояния, в ОРИТ повторная оценка производится не реже, чем 1 раз в 8 часов.

Многие врачи отнесутся к применению неинвазивной вентиляции с сомнением, учитывая опасность распыления вирусных частиц, особенно в условиях нехватки СИЗ. Некоторые американские протоколы рекомендуют интубировать всех пациентов.

СП: Да, эти опасения оправданы, однако мы находимся в экстремальных условиях, у нас не хватает аппаратов ИВЛ для всех. Многим пациентам нужен PEEP, других вариантов у нас нет. Мы пробуем всё, что можем; например, используем закись азота (Гелиокс) у некоторых пациентов.

Также мы закупили маски для дайвинга и распечатали для них на 3D-принтере крепление к аппарату BiPAP, что сработало очень хорошо. Мы обнаружили, что создаётся PEEP в 8 см водного столба, что на самом деле намного комфортнее для пациентов, чем обычные маски BiPAP.

Какие ещё критерии, кроме клинических данных, витальных параметров и пульсоксиметрии, Вы используете для оценки динамики состояния пациента?

СП: Мы оцениваем степень непрозрачности лёгочных полей на рентгенограмме, добавляя это к оценке по шкале BCRSS:

0: Прозрачность полная.
3: Вся зона представляет собой белое затемнение.

К примеру, пациент может быть оценён как 3-12 по BCRSS, что означает, что у него 3 уровень по шкале BCRSS, но 12 баллов за РГ ОГК. Поэтому такому пациенту требуется более тщательное наблюдение, чем больному с 3-4 по BCRSS.

Эти баллы упрощают сравнение пациентов между собой, а также оценку динамики состояния конкретного пациента. В нашем отделении на стене над каждым пациентом написаны баллы, что позволяет моментально понять, насколько тяжёлый больной перед нами. « Вчера у этого пациента было 18 баллов, сегодня уже 14».

Это также позволяет быстро обойти пациентов перед уходом домой. Как реаниматологу мне могут сообщить, что на этажах сейчас «12 пациентов 2 уровня, 4 пациента 3 уровня и 2 пациента 3 уровня с увеличивающимися баллами за РГ ОГК» и, исходя из этого, мы можем планировать перевод пациентов.

Какие целевые значения сатурации Вы устанавливаете для своих пациентов?

СП: Такие же, как в шкале – более 90%.

Вы смотрите воспалительные маркёры пациентов ежедневно?

СП: Нет, не каждый день. Есть группа пациентов с гипервоспалительным статусом, по тактике ведения которых мы регулярно консультируемся с инфекционистами.

Каким образом Вы рассчитываете податливость лёгких?

СП: У нас есть различные аппараты ИВЛ – какие-то старые – поэтому мы решили использовать уравнение статического комплаенса, чтобы всё было стандартно.

Можете рассказать что-то ещё из Вашего опыта?

СП: Мы ежедневно делаем Эхо-КГ нашим пациентам в ОРИТ. Есть пациенты с Эхо-признаками ТЭЛА (расширенный правый желудочек, трикуспидальная регургитация). Они слишком нестабильны для проведения КТ-ангиографии. Мы считаем, что эти изменения связаны не с длительным нахождением в реанимации в неподвижном состоянии, а с вызванной COVID-19 гиперкоагуляцией, у многих пациентов уровень Д-димера зашкаливает при поступлении. У нас было 4 пациента, которым мы дали tPA внутривенно, после чего гипоксия и данные Эхо-КГ у них быстро улучшились.

Актуализация: 10 апреля 2020

По мере того, как мир всё больше знакомился с COVID-19, перед группой Брешиа-COVID встал ряд дополнительных вопросов. Их обобщённые ответы приведены ниже.

Мы наблюдаем большое количество пациентов с гипоксией и немногочисленными другими симптомами или респираторными расстройствами. Люди начали называть их «Счастливыми гипоксиками» или «Безмолвными гипоксиками». Эти больные часто улучшаются только на кислороде и в прон-позиции. Это и есть одна из причин, по которой Вы придумали 4 критерия оценки? Т.к. некоторые пациенты могут иметь только гипоксию без других симптомов?

Да, именно поэтому у нас 4 критерия. Мы наблюдаем аналогичную ситуацию и понимаем, что многие из этих пациентов не требуют немедленной интубации.

Мы также предполагаем, что пациенты, не улучшающиеся на прон-позиции, чаще оказываются в гипервоспалительном статусе (с острым пораженим эндотелия) и у этой группы мы более вероятно будем рассматривать назначение стероидов.

Мы находим пациентов, которые приехали из дома и были «иммобилизированы» в определённой степени – как по причине одышки, так и в связи с карантинными мерами. При назначении антикоагулянтов мы привлекаем во внимание и степень иммобилизации, и уровень воспалительных маркёров.

Если у пациента повышены маркёры воспаления (ферритин, Д-димер, СРБ и др.) мы даём увеличенную дозу низкомолекулярного гепарина (НМГ), а именно двойную суточную дозу. Вот наш внутренний протокол:

Если СКФ<30 мл/мин/1,73 м2: уменьшить дозу в 2 раза.

Мы пытаемся опубликовать небольшую серию случаев из 10 пациентов с хорошим исходом, которым мы назначили тромболизис (tPA).

Ни одного серьёзного осложнения у нас не было – только несколько небольших кровотечений, таких как ректальное, рвота с кровью и кровотечение при трахеостомии, ни одно из которых не потребовало гемотрансфузии.

Наконец, несколько человек спрашивали, как выписывать пациентов – у вас есть критерии, по которым вы отпускаете пациентов домой?

Для отделения неотложной помощи:

Во многих отделениях неотложной помощи в Италии мы используем протокол с упрощённым тестом ходьбы (см. ниже). Пациенты, у которых нет гипоксии в покое и при ходьбе, отправляются домой, даже если у них есть изменения по данным визуализации (РГ/УЗИ). Если у них есть пневмония на РГ/УЗИ, мы даём им портативный пульсоксиметр и обучаем проводить тест ходьбы дома, после чего ежедневно звоним им и, если тест ходьбы становится положительным, госпитализируем. У нас не было плохих исходов с использованием этого протокола.

1. Пациент идёт максимально быстрым шагом (насколько он может без перехода на бег) 30 м.
2. Если наблюдается десатурация на 5% и более: пациент не прошёл тест и не может быть выписан.
3. Если десатурации на 5% и более не происходит: пациент прошёл тест и его можно выписывать.

Критерии выписки из отделения неотложной помощи:

Пациенты остаются на дальнейшем наблюдении по телефону, получив рекомендации пить достаточное количество жидкости, принимать ацетаминофен при лихорадке и вернуться в больницу, если разовьётся гипоксия или тест ходьбы станет положительным (им также выдаются пульсоксиметры). Помимо этого, тем, у кого были отклонения по данным визуализации, предлагаются антибиотики (цефиксим или азитромицин), а также гидроксихлорохин (объясняя, что назначение его off-label несёт определённые риски) и эноксапарин 4000 Ед п/к дважды в день до улучшения симптомов и восстановления физической активности.

Из терапевтического отделения могут быть выписаны пациенты с улучшением по данным РГ ОГК, которым не требуется кислородотерапия, и пациенты с другими признаками улучшения. Есть 2 пути вернуться домой:

Благодарим членов группы Брешиа-COVID, отвечавших на вопросы:

Emanuele Focà, MD, PhD
Отделение инфекционных и тропических болезней

Nicola Latronico, MD
Профессор кафедры анестезиологии и реаниматологии

Simone Piva, MD
Отделение анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии

Andrea Duca, MD
Отделение неотложной помощи

Covid Vs Вакцинация (диагностика)

Про антиковидные антитела, иммунитет после вакцинации и инфицирование00:09 Как выяснить, появился ли иммунитет после вакцинации?02:47 Как отличить вакцинальный иммунитет от постинфекционного?04:28 Как оценить эффективность поствакцинального иммунитета?06:54 Надолго ли у человека сохраняется постинфекционный иммунитет?08:36 Какие есть особенности появления иммунитета к SARS-CoV-2?

Covid-19: диагностика, иммунный ответ, ПЦР и не только

00:08 Как можно выявить коронавирусную инфекцию? Всегда ли ПЦР дает однозначный ответ? 03:38 Что скажете про тест-системы? 06:10 Что скажете про динамику развития коронавирусной инфекции?09:32 Расскажите про Т-клеточный иммунитет? 11:57 Кто виноват в пандемии коронавируса? 13:12 Ваше мнение о вакцине? 16:22 Что скажете про экспресс-тесты?

Как лечить коронавирус?

Какие препараты и почему нельзя назначать при коронавирусе? (азитромицин, противомалярийные, антибиотики, синька, гормоны, АЦЦ)Когда начинаем лечение?Какие препараты и как начинаем принимать при коронавирусе?С помощью чего оцениваем эффективность терапии, клинику и момент завершения терапии?Как профилактировать коронавирус и какая побочка нас ждёт?

Другие тесты для диагностики здоровья

Состояние средней тяжести, как отмечает специалист, — это описание основной категории пациентов, которые находятся на стационарном лечении по каким-то показаниям. « Это, как правило, наличие определенных жалоб, но без нарушения жизненных функций. То есть у пациента некритично нарушены функции органов и систем, но есть развивающиеся осложнения и жалобы, которые приносят беспокойство и дискомфорт, однако не угрожают жизни», — рассказывает Иван Петькиев.

Примером такого состояния может служить декомпенсация хронических заболеваний, острые хирургические патологии, отмечает анестезиолог-реаниматолог. Пациент может попасть в стационар как с гипертоническим кризом, так и лечь планово на дообследование и лечение, включая операции.


ПРОТОКОЛ ОЦЕНКИ ТЯЖЕСТИ СОСТОЯНИЯ ПАЦИЕНТА И ИНТЕРВЬЮ С ИТАЛЬЯНСКИМ РЕАНИМАТОЛОГОМ СИМОНОМ ПИВА О БРЕШИАНСКОЙ ШКАЛЕ ТЯЖЕСТИ РЕСПИРАТОРНЫХ СИМПТОМОВ COVID BCRSS

Кто лечит пациента?

Во время пребывания в стационаре у пациента могут смениться несколько врачей. Так, если больной находится в состоянии средней тяжести, его ведением вполне может заниматься профильный врач в отделении. « Но по мере ухудшения, как только пациент становится тяжелым, особенно тяжелым и нестабильным, его передают в руки анестезиолога-реаниматолога», — рассказывает Иван Петькиев.


ПРОТОКОЛ ОЦЕНКИ ТЯЖЕСТИ СОСТОЯНИЯ ПАЦИЕНТА И ИНТЕРВЬЮ С ИТАЛЬЯНСКИМ РЕАНИМАТОЛОГОМ СИМОНОМ ПИВА О БРЕШИАНСКОЙ ШКАЛЕ ТЯЖЕСТИ РЕСПИРАТОРНЫХ СИМПТОМОВ COVID BCRSS

Крайняя степень тяжести

Это пациенты, которые находятся исключительно в условиях реанимации. « Для них не существует других вариантов, так как такие люди находятся на грани жизни и смерти. Нет тут и деления состояния на стабильное и нестабильное. В этом случае врачи делают все возможное, чтобы стабилизировать пациента и спасти его жизнь», — рассказывает врач. Со стабилизацией может поменяться и оценка состояния человека.

Как отмечает специалист, крайняя степень тяжести — это вовсе не приговор: определенные перспективы есть. « Врачи оценивают свои возможности и тактику лечения, которое позволит получить нужный результат. Есть определенные критерии по нарушению функции органов, которые врач анестезиолог-реаниматолог может спротезировать, то есть искусственно поддержать. Например, если у пациента выраженная дыхательная недостаточность на фоне тяжелой пневмонии, когда он не может самостоятельно эффективно дышать, то протезирование дыхательной функции — это перевод его на ИВЛ. Такая мера позволяет предотвратить развитие более грубых осложнений, сказывающихся на состоянии других органов и систем, а также развитие или усугубление синдрома полиорганной недостаточности», — рассказывает анестезиолог-реаниматолог.


ПРОТОКОЛ ОЦЕНКИ ТЯЖЕСТИ СОСТОЯНИЯ ПАЦИЕНТА И ИНТЕРВЬЮ С ИТАЛЬЯНСКИМ РЕАНИМАТОЛОГОМ СИМОНОМ ПИВА О БРЕШИАНСКОЙ ШКАЛЕ ТЯЖЕСТИ РЕСПИРАТОРНЫХ СИМПТОМОВ COVID BCRSS

Что надо помнить родственникам?

Родственникам пациентов, если они в телефонном разговоре с врачом слышат, что у пациента состояние средней тяжести, паниковать не стоит. Помним о том, что это описание большей части людей в больницах по всему миру.

«Если же вы позвонили и вам сказали, что родственник в состоянии средней тяжести, а вечером или на завтра он уже получил оценку «тяжелый», то вы вправе спросить, что случилось и по каким причинам его стали так оценивать. И тогда врач, который занимается пациентом, должен объяснить, что в этом случае у человека отмечается отрицательная динамика по течению основного заболевания, например, падает давление, возникло нарушение ритма сердца, ухудшение дыхательной функции», — поясняет Иван Петькиев.

При этом стабилизировать пациента врачи могут как в тот же день, так и в последующие дни. « То, что пациент тяжелый и нестабильный в один момент не говорит о том, что завтра он будет таким же. Да, 100% гарантий никто не даст, но и оценка состояния как тяжелое нестабильное не является приговором. Человек вполне может выйти из этого состояния», — отмечает анестезиолог-реаниматолог.

Легкая степень

Самая легкая степень тяжести — это удовлетворительное состояние человека, отмечает Иван Петькиев. « Например, если пациент поступает на плановую операцию, его ничего не беспокоит, но по какому-то заболеванию ему нужно пройти обследование или прооперироваться. В этом случае его состояние расценивают как удовлетворительное, то есть нет никаких угроз для жизни, нет нарушения работы жизненно важных органов. Такие пациенты обычно поступают в больницы в плановом порядке либо для подготовки к операции, либо для диагностики», — поясняет Иван Петькиев.


ПРОТОКОЛ ОЦЕНКИ ТЯЖЕСТИ СОСТОЯНИЯ ПАЦИЕНТА И ИНТЕРВЬЮ С ИТАЛЬЯНСКИМ РЕАНИМАТОЛОГОМ СИМОНОМ ПИВА О БРЕШИАНСКОЙ ШКАЛЕ ТЯЖЕСТИ РЕСПИРАТОРНЫХ СИМПТОМОВ COVID BCRSS

К тяжелым пациентам относят людей, которые, как правило, находятся в палате интенсивной терапии или в отделении реанимации — это определяется тем, каков его статус (существуют критерии тяжести состояния), какая тактика лечения выбрана, как протекает основное заболевание. Также учитывается перспективность либо курабельность (возможность излечения) того или иного заболевания. « Пациенты в таком состоянии могут находиться и в условиях обычного отделения, если состояние тяжелое, но стабильное (существует деление пациентов в тяжелом состоянии на стабильных и нестабильных). Если отмечается состояние тяжелое нестабильное, то пациент автоматически переводится в реанимацию. В случае улучшения состояния до степени средней тяжести человека могут перевести из реанимации в обычную палату», — говорит Иван Петькиев.

При этом, если состояние пациента стабилизируется, то есть становится тяжелым, но стабильным, он может быть переведен из отделения реанимации в профильное стационарное отделение. Особенно если у данного пациента не ожидается улучшения по течению заболевания, когда нет перспектив излечения. Таких пациентов переводят в хоспис, в паллиативное отделение либо в профильное отделение, где он будет находиться какое-то время. Также такого пациента могут выписать домой под паллиативный патронаж. « Обычно такое случается, когда речь идет о пациентах с онкологическими заболеваниями или с системными хроническими патологиями, например, спинально-мышечной атрофией. Домашнее наблюдение пациенты могут получать даже с аппаратом ИВЛ, но, естественно, под контролем специалистов», — говорит анестезиолог-реаниматолог.


ПРОТОКОЛ ОЦЕНКИ ТЯЖЕСТИ СОСТОЯНИЯ ПАЦИЕНТА И ИНТЕРВЬЮ С ИТАЛЬЯНСКИМ РЕАНИМАТОЛОГОМ СИМОНОМ ПИВА О БРЕШИАНСКОЙ ШКАЛЕ ТЯЖЕСТИ РЕСПИРАТОРНЫХ СИМПТОМОВ COVID BCRSS

К числу подобных хронических патологий, помимо неврологических, относятся системные аутоиммунные, сердечно-сосудистые заболевания. При этом стоит понимать, что такие пациенты нередко и вовсе фактически живут в стационарах или просто часто госпитализируются.

Человека стабилизируют в условиях реанимации, и, если он очень хочет домой и его состояние это позволяет, то пациента могут выписать под наблюдение по месту жительства. В онкологическом профиле много пациентов, которые балансируют от статуса «тяжелый стабильный» до реанимационного больного. Все зависит от заболевания, стадии его прогрессирования, этапов лечения.

На этапе паллиативной помощи состояние пациента может меняться часто и довольно сильно — от средней степени тяжести до крайне тяжелого. « Тут у врача основная задача — предупредить осложнения или каскад осложнений, чтобы не было эффекта домино, когда развивается полиорганная недостаточность. Ведь, например, сбой в работе сердца может повлечь за собой сбой в работе дыхательной системы, печени, почек, при этом страдает головной мозг. Задача анестезиолога-реаниматолога в этой ситуации — разорвать патологическую цепочку, этот замкнутый круг, чтобы можно было восстановить работу систем», — поясняет Иван Петькиев.


ПРОТОКОЛ ОЦЕНКИ ТЯЖЕСТИ СОСТОЯНИЯ ПАЦИЕНТА И ИНТЕРВЬЮ С ИТАЛЬЯНСКИМ РЕАНИМАТОЛОГОМ СИМОНОМ ПИВА О БРЕШИАНСКОЙ ШКАЛЕ ТЯЖЕСТИ РЕСПИРАТОРНЫХ СИМПТОМОВ COVID BCRSS

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: