ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ИСТОЧНИКАХ

УДК 159.9.072.432; 159.99

ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ У МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ Т. В. Панасенко, Е. М. Азарко

Донской государственный технический университет (г. Ростов-на-Дону, Российская Федерация)

Рассматривается проблема эмоционального выгорания на примере медицинских работников. Представлен обзор мнений о возможных причинах разочарования в профессии. Формирование и модели синдрома эмоционального выгорания показаны с точки зрения Х. Фрейденберга, К. Маслач, В. В. Бойко, Д. Дирендонка, В. Шауфели. Охарактеризован психодиагностический инструментарий, применяемый для изучения эмоционального выгорания, психосоматических паттернов. Предпринята попытка сформировать перечень психологических характеристик и поведенческих черт, которые сдерживают развитие синдрома эмоционального выгорания, позволяют сохранить профессиональное долголетие и психологические ресурсы. В перспективе предполагается исследовать специфику развития синдрома эмоционального выгорания медицинских работников с разным стажем работы в условиях повышенной нагрузки и сформулировать рекомендации по профилактике.

Ключевые слова: синдром эмоционального выгорания, эмоциональное истощение, деперсонализация, редукция профессиональных достижений, модели выгорания.

EMOTIONAL BURN OUT IN MEDICAL WORKERS T. V. Panasenko, E. M. Azarko

Don State Technical University (Rostov-on-Don, Russian Federation)

The problem of emotional burnout is considered on the example of medical workers. An overview of opinions on possible causes of disappointment in the profession is presented. The formation and models of the burnout syndrome are shown from the point of view of H. Freudenberg, K. Maslach, V. V. Boyko, D. Direndonka, V. Schaufeli. The psychodiagnostic tools used to study emotional burnout and psychosomatic patterns are characterized. An attempt has been made to form a list of psychological characteristics and behavioral traits that restrain the development of emotional burnout syndrome, allow preserving professional longevity and psychological resources. In the future, it is planned to investigate the specifics of the development of the burnout syndrome of medical workers with different work experience in conditions of increased workload and to formulate recommendations for prevention.

Keywords: burnout syndrome, emotional exhaustion, depersonalization, reduction of professional achievements, burnout models.

Сформированные фазы СЭВ могут влиять на качество жизни медработников, появление психосоматических расстройств, а также физиологических, аффективно-когнитивных, поведенческих реакций и нестабильных психоэмоциональных состояний. Все это снижает профессиональную надежность медицинских работников, а значит, создает риски для их пациентов. Этим обусловлена актуальность представленной работы.

СЭВ в сфере здравоохранения — хорошо изученная тема. При этом недостаточно проработаны практические рекомендации и меры по психологической профилактике СЭВ среди сотрудников медицинских учреждений.

Цель представленной работы — анализ теоретических подходов к проблеме развития синдрома эмоционального выгорания специалистов медицинского профиля.

В рамках заявленной цели предполагается решение следующих задач:

— теоретический анализ проблемы, моделей СЭВ, особенностей и скорости развития фаз

— поиск исследований об успешной адаптации к психотравмирующим факторам, о сдерживании развития СЭВ, сохранении профессионального долголетия в условиях интенсивных нагрузок;

— формирование предложений и мер психологической профилактики СЭВ медицинских работников.

Основная часть. Американский психиатр Х. Фрейденберг впервые описал СЭВ в 1974 году. В 1976 году К. Маслач назвала его состоянием физического и эмоционального истощения.

Синдром эмоционального выгорания — это психологический ответ организма на психотравмирующие события. Его особенность — полное или частичное отключение эмоций.

— высокое нервно-психическое напряжение,

— постоянное наблюдение чужой боли,

— угроза заражения, в том числе коронавирусной инфекцией.

— постоянное чувство усталости, не проходящее даже после сна,

— частые головные боли,

— нежелание общаться с людьми.

В основе этого синдрома — три составляющие.

1. Эмоциональное истощение. Исчезает острота чувств, на первый план выходит переживание опустошенности и бессилия. Интерес к работе падает. Появляется раздражение к коллегам, пациентам. В начале эти чувства удается контролировать, затем скрывать их становится все труднее. В итоге возможен всплеск озлобленности, эмоциональный срыв. Жертвой может стать человек, который ждал помощи и поддержки.

2) Деперсонализация сопровождается бесчувственным отношением к себе, к пациентам и другим людям. Контакты становятся формальными. Формируется менталитет «жертвы», озабоченность собственными потребностями и собственным выживанием. Человек пытается психологически дистанцироваться от всего, что его окружает.

3) Редукция профессиональных достижений — чувство некомпетентности, недовольство собой. Снижается самооценка, появляется желание оставить работу.

Предпринимались попытки изучить связь индивидуальных особенностей личности и СЭВ. Возраст не влияет на развитие этого синдрома. Его наблюдают и у молодых, и у зрелых специалистов. Гендер в некоторой степени определяет проявления синдрома. Так, для мужчин в большей степени характерна высокая степень деперсонализации, а для женщин — эмоциональная истощенность.

Существует связь между выгоранием и трудовой мотивацией. Чем больше выгорание, тем ниже мотивация, а значит, человек стремится работать минимально. Развитие СЭВ определятся и акцентуацией характера.

1. Первая («медовый месяц»): из-за стрессов энтузиазм и удовольствие от работы сменяются чувством неудовлетворенности.

2. Вторая («недостаток топлива»): не хватает ресурсов, энергии, появляются такие симптомы, как усталость, апатия, проблемы со сном.

3. Третья (хронические симптомы»): измождение, хроническая раздражительность, чувство подавленности.

4. Четвертая (кризис): появляются хронические заболевания, снижается качество жизни.

5. Пятая («пробивание стены»): комплекс психологических и физических проблем.

Динамическую модель представили Б. Перлман и Е. А. Хартман. Показано влияние трех

основных классов реакции стрессов на развитие процессов выгорания. Модель включает четыре стадии стресса:

— человек прилагает дополнительные усилия для адаптации к работе,

— сильные переживания стресса,

— физиологические, аффективно-когнитивные, поведенческие реакции,

Психодиагностический инструментарий, применяемый для изучения выгорания

Напряжение — переживание психотравмирующих обстоятельств — неудовлетворенность собой — «загнанность» — тревога и депрессия

Резистенция — неадекватное избирательное эмоциональное реагирование — эмоционально-нравственная дезориентация — расширение сферы экономии эмоций — редукция профессиональных обязанностей

Истощение — эмоциональный дефицит — эмоциональная отстраненность — личностная отстраненность (деперсонализация) — психосоматические и психовегетативные нарушения

Эмоциональное — отражает тяжесть эмоционального состояния в связи с

Деперсонализация — выявляется общее ощущение себя как личности в связи с профессиональной деятельностью и отношениями с коллегами

Редукция личных — оценивается уровень общего оптимизма, вера в свои силы,

достижений позитивная оценка отношения к работе и сотрудникам

— реакция на внешние и внутренние факторы,

— состояние нервной системы.

Количественные показатели характеризуют степень сформированности каждой фазы выгорания. Диагностируются доминирующие симптомы (в отдельных фазах и в целом). Определяется, какими факторами они вызваны (профессиональная среда или субъективно-личностные особенности).

1) «Эмоциональное истощение» (от 0 до 45 баллов). Высокий показатель связан с угнетенностью, апатией, сильным утомлением, эмоциональной опустошенностью.

2) «Деперсонализация» (от 0 до 25 баллов). Отражает уровень отношений с коллегами, а также общее ощущения себя как личности в связи с профессиональной деятельностью. Высокий показатель означает выраженность черствого, формального отношения к пациентам, ощущение их несправедливого отношения.

Для оценки психического состояния и уровня стресса можно использовать:

Взаимосвязь профессионального выгорания и склонности к развитию соматических заболеваний можно исследовать при помощи Гиссенского опросника. Используются четыре основные шкалы и одна суммарная. Этот метод позволяет выявить роль психологических факторов в развитии заболеваний.

Выводы. Результаты работы позволяют сделать представленные ниже выводы.

1. Синдром эмоционального выгорания — это психологический ответ организма на психотравмирующие события. При этом меняется эмоциональная окраска или уровень выраженности эмоций. К. Маслач связывает СЭВ с синдромом эмоционального и физического

истощения. По В. В. Бойко, СЭВ — это механизм психологической защиты с полным или частичным исключением эмоций в ответ на психотравмирующие события.

2. Выраженность СЭВ характеризуется уровнем сформированности фаз «Напряжение», «Резистенция», «Истощение». При оценке этого уровня имеют значение показатели физиологических, аффективно-когнитивных и поведенческих реакций на стресс.

3. Для выявления СЭВ используется методика В. В. Бойко, а также К. Маслач и С. Джексон (в адаптации Н. Е. Водопьяновой).

i
Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы
.

4. Для выявления особенностей реагирования на стресс и психического состояния применяются Гиссенский опросник, оценка нервно-психического напряжения (Т. А. Немчин), шкала психологического стресса PSM-25, диагностика состояния стресса (А. О. Прохоров), опросник для определения склонности к развитию стресса (Т. А. Немчин — Дж. Тейлор), методика дифференцированной оценки состояний сниженной работоспособности (А. Б. Леонова, С. Б. Величковская).

5. Лучше защищены от СЭВ оптимисты, творческие личности, а также люди, удовлетворенные качеством жизни и результатами своей деятельности.

6. Сотрудникам медицинских учреждений можно рекомендовать:

— индивидуальные психологические консультации коррекционной направленности (при ярко выраженных, сформированных фазах СЭВ);

— медико-психологическую профилактику, адекватную повышенной нагрузке на работе (при невыраженном СЭВ).

В будущих исследованиях предполагается изучить специфику развития синдрома эмоционального выгорания медицинских работников с разным стажем работы в условиях повышенной нагрузки и сформулировать рекомендации по профилактике.

2. Bouza, Е. Work-related burnout syndrome in physicians in Spain. / E. Bouza, P. R. Gil-Monte, E. Palomo / Revista Clínica Española. — 2020. — Vol. 220, is. 6. — P. 359-363. https://doi.org/10.1016/j.rceng.2020.02.003.

3. Водопьянова, Н. Е. Синдром выгорания / Н. Е. Водопьянова, Е. С. Старченкова. — Санкт-Петербург : Питер, 2008. — 334 с.

4. Огнерубов, Н. А. Синдром эмоционального выгорания у врачей-терапевтов / Н. А. Огнерубов, М. А. Огнерубова // Вестник Тамбовского университета. — 2015. — Т. 20, № 2.

— С. 307-318. — (Естественные и технические науки).

5. Китаев-Смык, Л. А. Выгорание персонала. Выгорание личности. Выгорание души / Л. А. Китаев-Смык // Психопедагогика в правоохранительных органах. — 2008. — № 2

. — С. 41-50.

6. Говорин, Н. В. Синдром эмоционального выгорания у врачей / Н. В. Говорин, Е. А. Бодагова // ОРГЗДРАВ: новости, мнения, обучения. Вестник ВШОУЗ. — 2016. — № 1

. — С. 98-106.

8. Муленко, Ю. Синдром эмоционального выгорания / Ю. Муленко // Медицинская газета.

— № 43. — С. 4-6.

9. Петров, П. И. Синдром эмоционального выгорания у стоматологов / П. И. Петров, Г. Г. Мингазов // Казанский медицинский журнал. — 2012. — Т. 93, № 4. — С. 657-660. https://doi.org/10.17816/KMJ1565.

10. Частоедова, И. А. Сравнительный анализ проявлений синдрома эмоционального выгорания у медицинских сестер различной специализации / И. А. Частоедова, Е. А. Мухачева // Вятский медицинский вестник. — 2017. — № 2 (54). — С. 80-84.

11. Чернышкова, Н. В. Особенности синдрома эмоционального выгорания у медицинских работников государственных и частных медицинских учреждений / Н. В. Чернышкова, Е. О. Дворникова, Е. В. Малинина // Вестник Южно-Уральского государственного университета.

— 2018. — Т. 11, № 4. — С. 61-72. — (Психология). https://doi.org/10.14529/psy180407.

12. Райгородский, Д. Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты / Д. Я. Райгородский. — Самара : Бахрах, 1998. — 672 с.

14. Куприянов. Р. В. Психодиагностика стресса: практикум / Р. В. Куприянов, Ю. М. Кузьмина. — Казань : КНИТУ, 2012. — 212 с.

doi: 10.224412/2074-1005-2021-5-54-57 ОБЗОР / REVIEW

Эмоциональное выгорание медицинских работников -нарастающая проблема современности

А. М. Карсанови, А. А. Кульчиев, О. В. Ремизов

ФГБОУ ВО «Северо-Осетинская государственная медицинская академия», Министерства здравоохранения Российской Федерации, Владикавказ, Российская Федерация

Проблема эмоционального выгорания (ЭВ) медицинских работников является не просто актуальной, но и в контексте сложных и экстремальных вызовов для систем здравоохранения всех стран, а это продемонстрировала пандемия новой коронавирусной инфекции (COVID-19), тотальной и прогрессивно нарастающей. Отраслевое и общемировое значение необходимости предотвращение ЭВ в среде медицинских работников со временем будет только возрастать, поскольку это системная проблема всей организации здравоохранения, а не проявление личностной дезадаптации отдельных ее представителей. Принцип системности в решении проблемы ЭВ состоит в устранении глубинного несоответствие между ценностями отдельных медицинских работников и всей системы здравоохранения. Ключевые слова: эмоциональное выгорание; медицинские работники; системный подход; управление персоналом; внутренняя мотивация.

Для цитирования: А. М. Карсанов, А. А. Кульчиев, О. В. Ремизов. Эмоциональное выгорание медицинских работников — нарастающая проблема современности Трудный пациент. 2021; 19

: 54-57. doi: 10.224412/2074-1005-2021-5-54-57

Burnout in Healthcare Professionals — a Growing Problem of Modern Times

Аlan M. Karsanov®, Аkhsaгbek A. Kultchiev, Oleg V. Remizov

North-Ossetian State Medical Academy of the Ministry of Health of the Russian Federation, Vladikavkaz, Russian Federation

The problem of burnout in medical workers is not only relevant, but also pervasive and progressively increasing in the context of complex and extreme challenges for health systems of all countries, as demonstrated by the pandemic of the novel coronavirus infection (COVID-19). The medical and global importance of the need to prevent burnout among medical workers will only increase over time, since this is a systemic problem of the entire healthcare organization, and not a manifestation of personal maladjustment of its individual representatives. The principle of consistency in solving the problem of burnout lies in elimination the deep inconsistency between the values of individual health workers and the entire health care system.

Keywords: burnout; healthcare professionals; systems approach; personnel management; intrinsic motivation.

For citation: A. M. Karsanov, A. A. Kulchiev, O. V. Remizov. Burnout in healthcare professionals — a growing problem of modern times. Trudnyj Pacient = Difficult Patient. 2021; 19

: 54-57. doi: 10.224412/2074-1005-2021-5-54-57

американского психолога Герберта Фрейденберге-ра. Если мы обратимся к Международной классификации болезней и причин смерти (МКБ-10), то это клиническое состояние следует трактовать как переутомление и кодировать шифром Z73.0. В МКБ-11 оно будет кодироваться QD85.

Дефиниция эмоционального выгорания

Эмоциональное истощение является наиболее ранним и обязательным этапом развития синдрома и может проявляться, в зависимости от личностных особенностей индивидуума, в сниженном эмоциональном фоне, равнодушии или эмоциональном перенасыщении профессиональной деятельностью.

В ряду последовательности поведенческих проявлений ЭВ может наблюдаться:

• избыточная служебная активность медицинского работника;

• сужение его личностных интересов до уровня сугубо профессиональных;

• неуклонное ограничение любых социальных контактов, помимо служебных;

• частое, переходящее в постоянное чувство общей слабости и усталости;

• бессонница (невозможность заснуть или раннее просыпание ночью);

• потеря положительного восприятия профессиональной деятельности и коллег по работе;

• повышенная критичность и даже враждебность по отношению к пациентам и коллегам;

• стойкое, не исчезающее за выходные дни нежелание выполнять свои должностные обязанности;

• существенное снижение памяти, особенно кратковременной на недавние события и, как следствие, снижение профессиональных качеств, осознание которого сотрудником имеет выраженный травмирующий эффект;

• снижение концентрации внимания и когнитивной функции;

• снижение общего иммунитета и повышенная восприимчивость к любым, в первую очередь к вирусным, инфекциям;

• чувство беспомощности и бессмысленности жизни;

Сущностные аспекты эмоционального выгорания

Современный бурный научный прогресс и широкая практика по внедрению более эффективных форм обеспечения медицинской, экономической и социальной отдачи от многообразных систем здравоохранения в мире способствовали тому, что параллельно с ростом технологичности возросло и комплексное давление на медицинских работников абсолютно всех уровней. Более того, наши коллеги предрасположены к ЭВ из-за таких сугубо профессионально обусловленных черт поведения, как:

• культура высокой личной ответственности за результаты работы;

• чувство личной вины в случае профессиональных неудач;

• самоотречение и самопожертвование (как, например, в условиях оказания помощи пациентам в период пандемии COVID-19);

• причастность к модели корпоративной медицинской культуры, предполагающей перфекционизм, отрицание личной уязвимости;

Уникальность медицинской специальности состоит в том, что в ряду важнейших профессиональных характеристик, напрямую способствующих повышению качества и безопасности этого вида деятельности человека, стоят такие черты индивидуума, как способность личностного сопереживания пациенту, коллективизм в гораздо более широком понимании, чем в иных отраслях, невозможность демонстрации пациенту бесперспективности лечебных усилий в случае инкурабельности заболевания, необходимость прибегать к т.н. «святой лжи» в интересах пациента и многие другие, не стандартизируемые и не алгоритмируемые навыки. В то же время медицинский работник должен владеть умением не воспринимать любые клинические неудачи как личные ошибки.

Этот очень тонкие профессиональные материи, освоению которых должно уделяться внимание на вузовском и постдипломном этапах профессионального совершенствования. В качестве предпосылок к освоению технологий нивелирования риска ЭВ и повышения вероятности успешного преодоления последствий уже развившегося синдрома у лиц, решивших связать свою жизнь с медицинской специальностью, есть немногочисленные, но очень выразительные качества, свойственные людям с большой силой воли.

Медицина — это дело всей жизни и даже призвание, а не кратковременное погружение в тайны неизведанного, Она требует полной самоотдачи и самопожертвования. Делая выбор в пользу этой специальности, следует знать, что опорой в течение всей карьеры могут быть такие совершенствуемые

качества, как профессиональная компетентность в широком смысле, ответственность, высокий уровень альтруизма, неугасаемый интерес к познанию биологии человека, инстинкт заботы о пациенте. Эти черты характера, полученные навыки и поставленные личностные цели способны генерировать наивысший уровень внутренней мотивации.

Профессиональная компетентность в широком смысле дает специалисту возможность вовремя осознать и понять, что необходимость профилактики ЭВ является неизбежностью современного этапа развития медицинской отрасли. Среди обязательных мер профилактики ЭВ, направленные исключительно на личность сотрудника обычно указывают:

• занятия физическими упражнениями и методами релаксации;

• обязательность максимально возможного общения в кругу семьи и заботы о ней;

• хобби для более обогащающего проведения свободного времени;

• культивирование совместных мероприятий в коллективе, направленных на расширение социального общения и снятия производственного напряжения.

Все перечисленное, а также развитие не только практического, но и научного потенциала конкретной личности, позволит специалисту использовать в профессиональной деятельности усиливающий протективный эффект личностного компонента в повышении т.н. внутренней мотивации. Люди могут легко и качественно выполнять тот или иной вид работы потому что они находят ее интересной и получают непосредственное удовлетворение от самой деятельности, это и есть внутренняя мотивация.

Кроме этого следует придавать большое значение тому, что, помимо индивидуальных усилий самого специалиста, направленных исключительно на его личность, важнейшее значение имеют организационные и административные действия, направленные на создание комфортной и безопасной среды в коллективе. Взвешенное и вдумчивое отношение к предлагаемым реформам и новаторским технологиям в современной медицине, а примером для этого может являться повсеместное внедрение в нашей стране методов оптимизации рабочего режима врачей и потока пациентов на основе Lean-технологий (бережливого производства), должно способствовать упорядочению ритма работы учреждения и повышению комфортности для сотрудников.

Здесь следует уточнить, что внешняя мотивация сотрудников к продуктивному труду состоит в том, что они могут получить ощутимое внешнее вознаграждение, так что удовлетворение приходит не от самой деятельности, а от этой награды. Так вот оптимизация и повышение комфортности на рабочем месте являются самыми доступными нематериальными формами внешней мотивации сотрудников.

В условиях, когда главный из внешних мотиваторов — высокий уровень материального обеспечения труда медиков, остается вечно актуальной проблемой, знание руководителем лучших практик по управлению, в том числе мотивированию медицинского персонала, является важной технологией профилактики ЭВ в отрасли.

Следующей особенностью медицинской специальности является то, что внутренние и внешние мотивационные факторы не просто не имеют безусловных взаимно усиливающих эффектов, хотя в

большинстве случаев это именно так, но есть опасность, когда денежное вознаграждение может парадоксальным образом подорвать внутреннюю мотивацию. Именно такие неожиданные эффекты возникают в ситуации, когда специалист работает одновременно в нескольких медицинских центрах, особенно при сочетании деятельности в государственных и частных клиниках. Самому специалисту и его руководителям следует проявлять осознанную сдержанность и когнитивную гибкость в стремлении получить все и сразу при удовлетворении своих личных и профессиональных потребностей и амбиций, ведь известно, что приоритетность материального стимулирования может полностью уничтожить внутреннюю мотивацию и даже привести к ЭВ.

Таким образом, проблема ЭВ медицинских работников столь сложна и комплексна, что попытки ее решения вне научного, системного подхода, а тем более без учета специфических особенностей конкретной медицинской организации неизбежно обречены на неудачу.

Следует всегда помнить, что единственным сущностным и наиболее ценным ресурсом жизнеобеспечения системы здравоохранения являются сотрудники медицинской организации и ради их здоровья, а следовательно — для повышения качества и безопасности медицинской деятельности, в отрасли следует оперативно создавать многоэтапный, начиная с начальных шагов на пути профессионального становления врачей и представителей среднего медицинского персонала, системный механизм по защите наших коллег, а значит и наших пациентов, от последствий эмоционального выгорания.

Для нашей страны лишь системный подход к проблеме ЭВ, направленный на устранение глубинного несоответствие между ценностями отдельных медицинских работников, и находящейся в процессе реформирования всей системы национального здравоохранения, имеет перспективы предохранения наших коллег от этого тяжелого синдрома.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов

Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest. Литература/References

1. Матюшкина Е. Я., Микита О. Ю., Уровень профессионального выгорания врачей-ординаторов, проходящих стажировку в скоропомощном стационаре: данные до ситуации пандемии. Консультативная психология и психотерапия. 2020; 2: 46-69. doi: 10.17759/cpp.2020280203.

2. Wu Y., Wang J., Luo C., Hu S., Lin X., Anderson A. E., Bruera E., Yang X., Wei S., Qian Yu. A comparison of burnout frequency among oncology physicians and nurses working on the front lines and usual wards during the COVID-19 epidemic in Wuhan, China. J Pain Symptom Manage. 2020; 1: 60-65. doi: 10.1016/j.jpainsymman.2020.04.008.

i
Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы
.

3. Харцбанд П., Гррупман Дж. Выгорание врача, прерывание. Н ИЖМ. 2020; 382: 2485-2487. дои: 10.1056/NEJMp2003149.

4. Панагиоти М., Джерати К., Джонсон Дж., Чжоу А., Панагопулу Е., Чу-Грэм С., Питерс Д., Ходкинсон А., Райли Р., Эсмаил А. Связь между выгоранием врачей и безопасностью пациентов, профессионализмом и пациентом удовлетворенность: систематический обзор и метаанализ. J AMA Стажер-медик, 2018 г.; 178

: 1317–1331. doi:10.1001/jamainternmed.2018.3713.

5. Уоллес Дж. Э., Лемэр Дж. Б., Гали В. А. Здоровье врача: недостающий показатель качества. Ланцет. 2009 г.; 374 (9702): 1714–1721. doi: 10.1016/S0140-6736(09)61424-0.

6. Буриш М. Синдром выгорания: Теория внутреннего истощения — Многочисленные тематические исследования — Помощь для самопомощи. Гамбург: Springer-Verlag, 2013. 262 стр.

7. Фридберг М.В., Чен П.Г., Ван Бусум К.Р., Онон Ф., Фам К., Калойерас Дж., Мэттке С., Питчфорт Э., Куигли Д.Д., Брук Р.Х., Джей Кроссон Ф., Тутти М. Факторы, влияющие на профессиональную удовлетворенность врачей, и их последствия для ухода за пациентами, систем здравоохранения и политики здравоохранения. Rand Health Q. 2014 г.; 3

: 1.

8. Панагиоти М., Панагопулу Е., Бауэр П., Льюит Дж., Контопантелис Е., Чу-Грэм С., Доусон С., ван Марвейк Х., Джерати К., Эсмаил А. Контролируемые вмешательства для снижения выгорания врачей: систематический обзор и метаанализ. Медицинский стажер J AMA, 2017 г.; 177 : 195-205. doi:10.1001/jamainternmed.2016.7674.

9. Кляйн Й., Гросс Фри К., Блюм К., фон дем Кнезебек О. Выгорание и воспринимаемое качество медицинской помощи среди немецких врачей в хирургии. Международный журнал качества здравоохранения, 2010 г.; 22

: 525530. doi: 10.1093/intqhc/mzq056.

10. Шанафельт Т. Д., Хасан О., Дирбай Л. Н., Сински К., Сатель Д., Слоан Дж., Уэст К. Изменения в выгорании и удовлетворенности балансом между работой и личной жизнью у врачей и всего работающего населения США между 2011 и 2014 гг. Mayo Clin Proc. 2015 г.; 90

: 1600–1613. дои: 10.1016/j.mayocp.2015.08.023.

Информация об авторах / Информация об авторах

Карсанов Алан Мухарбекович — к. м. н., врач медико-хирургического отделения №3 ФГБОУ ВО «Северо-Осетинская государственная медицинская академия», г. Владикавказ, Российская Федерация. O RCID: 0000-0001-8977-6179 Карсанов Алан Михайлович – кандидат медицинских наук, Северо-Осетинская государственная медицинская академия, Владикавказ, Российская Федерация. О RCID: 0000-0001-8977-6179

Кульчиев Ахсарбек Агубеевич — д.м.н., профессор, заведующий кафедрой хирургических болезней №3 ФБОУ ВО «Северо-Осетинская медицинская больница «Академия», Волдыкавказ, Российская Федерация. О RCID: 0000-0002-0451-0687

Ахсарбек Александрович Кульчиев — кандидат медицинских наук, Северо-Осетинская государственная медицинская академия, г. Владикавказ, Российская Федерация. О RCID: 0000-0001-8977-6179

Ремизов Олег Валерьевич -Д. наук. доктор медицинских наук, профессор Северо-Осетинской государственной медицинской академии, г. Владикавказ, Российская Федерация. О RCID: 0000-0002-0451-0687

Ремизов Олег Владимирович — д.т.н. кандидат медицинских наук, Северо-Осетинская государственная медицинская академия, г. Владикавказ, Российская Федерация. О RCID: 0000-0003-4175-5365

Статья поступила / Статья получена: 07.05.2021

Статья напечатана / Статья одобрена к публикации: 10.09.2021

Лучшая часть статуи «Доверенного пациента»

Возможно копирование в электронную версию (в формате Microsoft Word, расширения *.doc, *.docx, *.rtf). Шрифт напечатан Times New Roman, размер 12 пт, интервал 1,5. Объем -до 20 000 знаков, список включая литературу. В основных статуях на русский и английский язык переводится: имя ие, сущности фамилий авторов, их место работы (названия места работы писать полностью без необходимости подтверждения, почтовый адрес. Теперь вы можете нажать на ответ, ключевые слова, смысл авторов. Состояние представлено в одном файле (на чертежах и в таблицах).

Авторы должны раскрыть потенциальные явные конфликты интересов, связанные с рукописью. Конфликт интересов можно описать с любовью к ситуации, которую можно найти в рукописном экземпляре. Ручная копия используется для поиска, идентификации данных или измерения трактора. Конфликт между заинтересованными и низкоуровневыми авторами не очевиден для публикации статуи. Выявленное редактирование сокрыто и я кликнул по интерекциям рассмотрения и публикации рукописей.

Сведения об авторах. Вверху статуи можно прочитать на русском и английском языках. Эти авторы пишут: ФИО (полностью), ученая степень, ученое звание, должность, ме Это работа (включая город). Отдельно следует выделить автора для связи с авторским коллективом, а также контактную информацию — почтовый адрес с индексом, телефон (не будет указан в напечатанной статье), адрес электронной почты.

Оформление рукописи: название статьи, авторы, резюме (основное содержание статьи) и ключевые слова на русском и английском языках, текст, список литературы. Основной текст рекомендуется разбить на подразделы с заголовками. Резюме статьи должно быть структурированным (для оригинальных статей): актуальность, введение, цель, материалы и методы, результаты, заключение или выводы. Резюме должно полностью соответствовать содержанию работы. Объем текста резюме должен быть от 100 до 250 слов. Ключевые слова — от 3 до 6, способствующие индексированию статьи в поисковых системах. Ключевые слова и словосочетания разделяются символом ; (точка с запятой). Англоязычное резюме статьи должно по смыслу и структуре полностью соответствовать русскоязычной версии.

Таблицы должны быть пронумерованы последовательно и напечатаны. Фотографии таблиц не принимаются. Каждая таблица должна иметь краткий заголовок, соответствующий содержанию, цифры в таблицах — цифрам в тексте. Пояснения к таблицам даются в сносках, в них следует также раскрыть все нестандартные сокращения, использованные в таблице. В тексте должны быть ссылки на все таблицы.

Иллюстрации должны быть выполнены профессионально или представлены в виде черно-белых фотографий в формате *.jpeg, *.bmp, *.gif, разрешение изображения должно быть >300 dpi. Названия и объяснения деталей должны быть даны только в подписях к иллюстрациям, а не на самих иллюстрациях. В тексте статьи обязательны ссылки на рисунок. Таблицы и рисунки не должны дублировать друг друга. Для графиков и диаграмм отмечается, что дано по осям координат на приведённых кривых и т. п.

В формулах должны быть чётко размечены все элементы: строчные (м) и прописные (М) буквы, синим отмечены латинские буквы, красным — греческие, чётко выделяются подстрочные и надстрочные индексы; в случае цифр и букв, сходных по написанию (0 — цифра, О — буква), должны быть сделаны соответствующие пометки.

Сокращения и символы должны быть использованы только стандартные. Не использовать сокращения в заглавии и резюме статьи. Все сокращения (за исключением единиц измерения) могут быть использованы только после упоминания полного термина.

Цитируемые источники литературы во всех видах публикаций нумеруются в порядке их упоминания в тексте статьи арабскими цифрами и заключаются в квадратные скобки. В приста-тейном списке литературы каждый источник следует помещать с новой строки под порядковым номером. Количество цитируемых работ в оригинальных статьях и лекциях допускается до 30 источников, в обзорах — до 60 источников. В библиографическом описании каждого источника должны быть представлены ВСЕ АВТОРЫ. Указываются фамилия, инициалы автора, название статьи, журнала, год, том, номер журнала, номера страниц «от»

и «до»; в случае монографии — фамилия и инициалы автора (редактора), название, город, издательство, год, количество страниц.

Недопустимо сокращать название статьи и название отечественного журнала. Название англоязычных журналов следует приводить в сокращении в соответствие с каталогом названий базы данных MedLine, если журнал не индексируется в MedLine, необходимо указывать его полное название.

В ссылках на русскоязычные источники необходимо дополнительно указывать информацию для цитирования на латинице. Таким образом, библиографические описания ссылок на русскоязычные источники должны состоять из двух частей: русскоязычной и латиноязычной (подряд). При этом сначала следует приводить русскоязычную часть описания, затем — латиноязыч-ную (в квадратных скобках).

Необходимо указание идентификатора DOI (при его наличии) на каждый номер списка литературы. Если русскоязычная статья, на которую ссылаются авторы, имеет англоязычный перевод, под одним номером необходимо указывать оба источника (перевод — в квадратных скобках, после оригинала).

Следовательно, если статья написанана на латинице, то она должна быть процитирована в оригинальном виде:

Lang P. O., Michel J. P., Zekry D. Frailty syndrome: A transitional state in a dynamic process. Gerontology. 2009; 55

: 539-549.

Если статья написана на кириллице, и если у статьи есть официальный перевод названия, его нужно вставить в квадратных скобках после оригинального написания библиографической ссылки на источник. Если нет официального перевода, то нужно привести транслитерацию всей ссылки сразу после ссылки в оригинальном исполнении. В конце ссылки в скобках вставляется in Russian, без точки в конце:

Материал не должен содержать более 3 таблиц или рисунков.

Во всех публикациях должны использоваться только международные наименования ЛС. Исключением являются: комбинированные, многокомпонентных ЛС, препараты на основе лекарственных растений или продуктов животного происхождения.

Статьи, ранее опубликованные или направленные в какой-либо другой журнал или сборник, не должны присылаться.

Сопроводительные документы. При подаче рукописи в редакцию журнала необходимо дополнительно прислать содержащие сканированные изображения заполненных и заверенных сопроводительных документов (в формате *.pdf или *.jpg).

В число обязательных документов входит сопроводительное письмо, подписанное всеми авторами статьи (или несколько писем, в совокупности содержащие подписи всех авторов рукописи). Сопроводительное письмо должно: быть создано на официальном бланке учреждения с указанием контактных данных и руководителя; содержать подписи всех авторов рукописи (в случае, когда авторы рукописи работают в разных учреждениях, городах, странах, можно представить несколько сопроводительных писем; при этом в редакции журнала должны оказаться подписи всех авторов рукописи).

Надеемся на плодотворное сотрудничество и ждем актуальные статьи!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: